«Лобстер»: Существуя в логике крайностей

«Лобстер»: Существуя в логике крайностей

Фильм «Лобстер» – упоителен, великолепен, до ужаса юмористичен. Игра Колина Фаррелла – выше всяких похвал. Concepture публикует статью о четырех ключевых темах фильма.

О смысле

Фильм многопланен и сложен. Помимо очевидных основных смыслов в нем наличествуют локальные микросмыслы, которые вплетаются в сюжет, придавая ему глубину, но не влияя на общее содержание. Практически невозможно изложить идею фильма в одном фокусе. Поэтому в рамках статьи мы ограничимся составлением нескольких пунктов, которые могут служить своего рода ключами к пониманию этой картины. 

Ключ №1

Фильм по некоторым параметрам можно отнести к жанру антиутопии. Показано некое странное общество, живущее по законам режима. Эксцентричность состоит в том, что регламентации подвергается самое добровольное явление – межличностные  отношения. Людей под страхом наказания или превращения в животное заставляют вступать в откровенно нелицеприятные связи, промывая мозги по полной программе. Все эти нелепые сценки из жизни «с мужчиной» и «без», с «женщиной» и «без» напоминают фашистские и социалистические агитки. Это общество принуждения и дискриминации. Только в фильме тебя не сжигают заживо, а превращают в животное, и не за то, что ты еврей, а за то, что у тебя нет пары.                                        

Ключ №2

Фильм демонстрирует абсурдность, основанную на логике крайностей. В крайность впадают как те, кто принуждает людей находить себе пару, так и те, кто принуждает их сторониться друг друга. Неестественность двух представленных образов жизни (горожане и одиночки) достигает такой концентрации необоснованности, что вызывает уже не удивление, а чувство протеста. Запрет на мастурбацию, ерзанье горничной на гениталиях, ограничение подвижности одной из рук, обязанность охотиться на людей – вот далеко не полный список диких требований, предъявляемых постояльцам отеля. Но и те, кто им противостоит, не отличаются особым здравомыслием: запреты на флирт вплоть до отрезания губ, циничное отношение к раненым и слабым, требование собственноручно вырыть себе могилу, чтобы в случае чего самозахорониться. Крайность на крайности. И если крайность парности проявляется в принуждении делать все вместе, даже вопреки своим желаниям, то крайность изоляции выражается в безжалостном потреблении друг друга безо всякой поддержки и взаимопомощи.

  Ключ №3

Герой Колина Фарела, Дэвид, несмотря на свою сомнительную добропорядочность - единственный, кто противостоит давлению окружения на уровне личного неприятия. Поначалу он пассивно принимает правила отеля и даже пытается подстроиться, притворяясь бессердечным уродом. Но у него ничего не получается. Первые намеки на его «органическую» неспособность быть «как все» показаны в эпизоде с охотой на одиночек. Дэвид не смог выстрелить в спину убегающему человеку. Позже он не смог сдержать слез из-за жестокого убийства брата. Не смог оставаться в ненавистном отеле. Не смог соблюдать правила одиночек. Вообще Дэвидом движет сопротивление всякому принуждению. Он восстает против каких бы то ни было ограничений. И самый напряженный момент его выбора показан в конце фильма, когда он собирается ослепить себя. Это очень важный и очень тонкий момент. Дэвид свободно полюбил девушку, от чьего имени ведется повествование. Свободно отверг правила одиночек и решился на побег. Но требование ослепить себя, исходящее то ли от девушки, то ли от странной логики отношений этого мира,  вновь пробуждает в нем импульс к сопротивлению и он колеблется. Финал остается открытым. До конца не понятно, ослепил он себя (то есть, все-таки принял правила игры и подчинился принуждающему порядку) или же снова сбежал в поисках свободной жизни.

Ключ №4

Логика отношений изображенного в этом фильме мира строится на принципе искаженно понятого равенства. Каждый из членов пары должен быть равен другому  по совершенно незначительным признакам или даже по недостаткам. Люди сходятся на основании того, что у них из носа идет кровь или что они оба близоруки. В этом так же проявляется антиутопическая черта. Некий вполне здравый постулат абсолютизируется и тем самым доводится до абсурда. Когда нормальный человек говорит о равенстве, он имеет ввиду равенство возможностей. В фильме речь идет о буквальном равенстве. Если у человека плохие волосы, девушка с хорошими волосами предпочтет превратиться в пони, поскольку они не равны. И если женщина ослепла, Дэвид не может быть с ней, покуда он зрячий.

На первый взгляд может показаться, что это очередная странность фильма-фантазии. Однако в действительности дело обстоит ровно таким же образом. Как часто человек пытается опустить партнера до своего уровня, нежели подняться до его. Разность потенциалов в отношениях, когда один человек в чем-то превосходит другого, должна рождать стремление к росту, развитию со стороны того, кто отстает, и желание всеми силами споспешествовать этому росту со стороны того, кто превосходит. Об этом написано много хороших книг (Юнг, Фромм, Выготский, Пиаже и др.). Тем не менее люди продолжают инфантильно-эгоистично требовать оставаться на одном с ними уровне, манипулируя, шантажируя и угрожая разрывом. Зачем, спрашивается, Дэвиду ослеплять себя? Какая в этом польза? Что улучшится от того, что он перестанет видеть? Его женщина не будет чувствовать себя не так одиноко в своей ущербности? Может быть. Но не разумнее ли, наоборот, ей научиться компенсировать свою слепоту развитием остальных органов чувств? Конечно, разумнее. Но в реальной жизни, как и в фильме «Лобстер», разум встречается очень редко, если вообще встречается.

Автор: Алибек Шарипов
1333