«Макбет»: Кто смеет больше, тот не человек

«Макбет»: Кто смеет больше, тот не человек

Джастину Курзелю удалось снять удивительно глубокий фильм. С технической точки зрения картина практически идеальна: точные визуальные образы, завораживающие кадры величественных природных пейзажей. Игра Котийяр и Фассбендера на высоте. Concepture публикует подробный анализ фильма.

Смысловая Сторона

«Кто смеет больше, тот не человек!»

Я считаю, что главной задачей режиссера была не экранизация Шекспира, а попытка детально изобразить стадии трансформации человека в зверя при помощи ряда символических образов. Все, что показано в фильме – прямые иллюстрации фразы: «Я смею всё, что можно человеку, кто смеет больше, тот не человек!», которая взята за смысловую основу. Надо понимать следующее: на экране мы видим не историю о грызне и подковерных играх знати, а исследование психологических истоков человечности. С первых же секунд нас вводят в смысловой контекст повествования, показывая уже совершающуюся трансформацию Макбета через образно-символическое изображение умирания частей личности и, как следствие, потерю целостности.

«Добра и зла неразличимы грани среди болот в гнилом тумане»

Начинается все со сцены похорон младенца (ребенок супружеской пары Макбет), через которую Курзель воплощает на экране образ человека, лишившегося невинности – в Макбете умирает дитя. Затем следует сцена битвы при Эллоне. В ней Макбет самолично вкладывает оружие в руку молодого сына, который тоже умирает. Смерть юноши знаменует превичную утрату совести и сомнения в праве на кровь другого. В этот момент в Макбете зарождается дикое, звериное начало, что подтверждается фразой, произнесенной одной из вещуний ранее: «Добра и зла неразличимы грани среди болот в гнилом тумане». Далее, после битвы Макбет и Банко встречают четырех вещуний лично.  Они воплощают 4 стадии жизни человека: детство, молодость, зрелость и старость. Примечательно, что Макбет получает предсказание, касающееся только его самого – «Славься, грядущий наш Король!» – поскольку он лишился потомства (смерть младенца и молодого сына). А вот Банко вещуньи предрекают стать прародителем рода королей: «Не так везуч, но все ж счастливей. Ты предок королей, хоть сам и не король». И именно в этом эпизоде режиссер проводит параллель между Макбет и Банко, которая еще отчетливее подчеркивает моменты трансформации главного героя. Макбет лишен прошлого и будущего, у него есть только настоящее (он сам), Банко же, наоборот, продлен в мире. Первый уже вышел из человеческого измерения, лишился человечности, а второй ее сохраняет. «Зачем страшиться слов, что так ласкают слух?» – спрашивает Банко Макбета, и верно, незачем, если ты способен сохранить человечность. Параллель с Банко демонстриует разницу между тем, кто теряет целостность личности и тем, кто ее сохраняет.

«Зачем страшиться слов, что так ласкают слух?»

Следующим важным моментом является смерть предателя, после которой Макбет принимает его должность. Нам показывают, что он берет на себя роль предателя, уже лишенный невинности и совести. И тут на сцену выходит Леди Макбет, олицетворяющая собой природное, дикое женское начало, темную сторону человеческой души. Сам же Макбет рядом с ней выступает в роли еще сопротивляющегося разумного начала. Леди Макбет (Слепая Воля) побуждает к убийству короля, сам Макбет (Разум) должен принять окончательное решение. В итоге оба персонажа Макбет (мужчина и женщина) воплощают два начала: Волю и Разум, Добро и Зло.

«Люби рискнуть, играй людьми и попирай закон»

Похороны младенца в начале фильма предвосхищают сцену похорон короля Дункана, смерть которого обозначает полное угасание человеческого начала. «Величия больше нет», – говорит Макбет. Эта фраза являет собой кульминацию трансформации героя, поскольку он собственноручно убивает добродетель, которую воплощает король. Последующие кадры омовения – намек на неудачную попытку очищения от совершенных греховных деяний. «Отмоет ли весь океан Нептунов с моих ладоней эту кровь? Нет, никогда», – произносит Макбет. Превращение Макбета в зверя завершается его приказом убить Банко. Герой обретает новую, звериную целостность. Он посещает вещуний и встречается с убитым сыном, который дает ему установку: «Люби рискнуть, играй людьми и попирай закон. Кто женщиной рожден – не страшен для Макбета». Перед нами жестокий и беспощадный убийца, уверенный в том, что он неуязвим.

«Дуй, Ветер! Смерть, я твой!»

В последней части фильма  во всех подробностях разворачивается взаимодействие двух начал (Леди Макбет и Лорда Макбет). Женское начало из воли к жизни превращается в волю к смерти. Слова Леди Макбет, обращенные к вещуньям: «В постель! В постель! В постель!» – прямое тому подтверждение. Эти слова выражают ее усталость и стремление к небытию. Лорд Макбет же теперь не просто зверь, а загнанный зверь, готовый к смерти. «Дуй, Ветер! Смерть, я твой! В бою сегодня встречусь я с тобой. Я как медведь, прикованный к столбу, не убежать, со всех сторон я окружен врагами» – говорит Макбет перед боем. «Пес кровожадный, обернись» – обращается к нему Макдуф. Для него Макбет уже не человек, а дикий зверь, которого необходимо прикончить. Чем собственно и заканчивается картина.

В конечном счете, смысловая сторона фильма – это метафорическое путешествие в глубины психики с целью максимально подробно показать  происходящие изменения, если человек решает отказаться от всего человеческого в себе и теряет свою целостность. Перейдем к технической стороне фильма.

Техническая Сторона

Технически фильм почти идеален. Нет ни одного лишнего элемента или детали. Создатели фильма проделали колоссальную работу над костюмами, диалогами, смысловыми параллелями, которые подчеркиваются визуально. Теперь обо всем по порядку.

Снята картина нарочито минималистично и строго. Это сделано для того, чтобы ничего не отвлекало зрителя от диалогов, которых в фильме много. При работе с костюмами использовано всего два цвета: черный и белый, соответственно подчеркивающих характер персонажей, коих условно можно выделить тоже два: либо темный и порочный (черная одежда), либо светлый и добродетельный (белая одежда). Природные планы сняты в однотонной цветовой гамме, что делает их удручающими, дополняющими депрессивную атмосферу фильма.   

Разнообразие операторских приемов поражает: тут вам и резкие переходы от общих планов к детальным, вертикальная съемка, крупные природные планы, визуальные параллели. Например, сцены диалогов между Лордом Макбет и Леди Макбет сняты таким образом, что по расположению актеров относительно друг друга сразу можно определить, кто из двух персонажей доминирует над другим в конкретный момент. А сцены похорон младенца и короля Дункана почти идентичны. Это создает необходимую смысловую параллель между персонажами и их образами. Тоже самое можно сказать и о сцене диалога между Макбет и мертвым сыном и сцене диалога между Банко и его сыном.

Детали сняты крупным планом (нож, вложенный в руку, ритуальные действия вещуний, монологи Макбета), а масштабные события (переход через равнины, коронация, битва) – при помощи общего плана, таким образом Адам Аркпоу (оператор) подчеркивает их значимость для повествования и показывает пространственный масштаб. Музыка выбрана минималистичная, охарактеризовать ее можно как тревожную. Такое решение уместно, так как важным для Курзеля, скорее всего, было подчеркнуть переживания Макбета. Монтаж конечно же на высоте: никаких провисаний в диалогах, внимание на деталях акцентируется в нужный момент, переход от одной сцены к другой совершается мгновенно и при этом обозначается музыкой и диалогами персонажей (например, сцена убийства Банко, в которой звук барабанов постепенно трансформируется во фразу «Славься, Макбет!», после чего нас мгновенно переносят в тронный зал). Подобные детали и подробности можно описывать еще очень долго, но это излишне, вы и так уже поняли, что «Макбет» – это очень сложно выстроенный фильм с почти безупречным техническим воплощением. Это "почти" относится к сложности построения фильма, зритель не всегда сможет уловить значение тех или иных режиссерских и операторских приемов.

Джастин Курзель проделал колоссальную работу.  «Макбет» получил 6 номинаций на Премию британского независимого кино: лучший британский независимый фильм, лучший режиссёр (Джастин Курзель), лучший актёр (Майкл Фассбендер), лучшая актриса (Марион Котийяр), лучший актёр второго плана (Шон Харрис), лучшее техническое достижение (Адам Аркапоу, за операторскую работу).

Коротко о фильме: сложно, интересно, не для всех.  

Автор: Ефрем Таскин
2098