Линия Мельеса: "Омерзительная восьмерка – Замыкая стилистический круг"

Линия Мельеса: "Омерзительная восьмерка – Замыкая стилистический круг"

Квентин – персона очень неоднозначная: одни его любят, другие ненавидят, а равнодушных и вовсе нет. Я всегда начинаю с разбора личности режиссера. Это важно, иначе целостный анализ фильма невозможен. Чтобы полноценно осмыслить, какое кино снимает Тарантино, в первую очередь нужно понять, как он формировался, то есть, что из того, чем он занимался в детстве, на него повлияло. Квентин рос без биологического отца, только с матерью. Когда ему исполнилось 2,5 года, его усыновил Курт Заступил (второй муж его матери). С этого момента жизнь Тарантино протекала в очень странных условиях – он много времени проводил с Куртом и его друзьями, слушая мужские разговоры и смотря различные телевизионные шоу и фильмы. Вообще детство Тарантино было полно кинематографа: любимым семейным развлечением были походы в кинотеатры, где Квентин в очень раннем возрасте посмотрел «Познание плоти» и «Избавление». Даже по современным меркам у этих фильмов рейтинг 16+.Его любимым фильмом в то время был «Эбботт и Костелло встречают Франкенштейна» – комедийный хоррор. А в молодости из-за своей любви к кино он начал работать в кинопракате, где днями напролет смотрел фильмы. Сам Тарантино утверждает, что просто обожает различное жанровое кино, начиная со спагетти-вестернов, и заканчивая самурайскими боевиками. 

Итак, вот мой тезис: все снятые им фильмы являются своего рода экранизацией ранних детских впечатлений, попыткой воссоздать тот магический и завораживающий эффект, который на него оказали:

> Разговоры «взрослых мужиков»; 

> Просмотр достаточно жестоких фильмов;

> Различные телевизионные шоу и походы в кинотеатры.

Все это, подкрепленное большим количеством целенаправленно просмотренных и проанализированных фильмов в период работы в «Видео-архиве», дает нам незабываемый тарантиновский стиль. 

В 2013 году Тарантино объявил, что работает над фильмом в жанре вестерн, который не будет сиквелом «Джанго освобожденный». В январе 2014 фильм получил официальное название «The Hateful Eight» (слава нашему прокату в этот раз название перевели адекватно). Вскоре после этого произошла утечка деталей сценария по вине Брюса Дерна, после чего Квентин отказался продолжать съемки, но в итоге все-таки вернулся в проект с двумя новыми концовками. Интересно, что критики нападают на «Омерзительную восьмерку» за ее чрезвычайную схожесть в сюжетном и постановочном плане с «Бешенными псами», что, на мой взгляд, неверно. Тарантино четко понимал, что и зачем он снимает, а главное – как он это делает. Вот цитата самого Тарантино: «Однажды я задумался о том, что «Восьмерка» во многом замкнет круг, ведь она станет чем-то вроде «Бешеных псов», но в жанре вестерн». Возникает вопрос – какой круг? Я думаю, речь идет о стилистическом круге; другими словами последние два фильма Тарантино (9 и 10) должны нас очень сильно удивить – «Было бы здорово, если бы десятый фильм завершил мою карьеру на самой высокой ноте». Также нужно понимать, что на процесс съемок «Восьмерки» сильно повлияли утечка первоначального варианта сценария и сжатые сроки. Поэтому я предлагаю расценивать «Омерзительную восьмерку» как не совсем оригинальный проект, по причине того, что многому из первоначально задуманного Тарантино помешали нелицеприятные обстоятельства. Однако главную свою задачу он все же выполнил, и сейчас вы поймете какую.

В техническом плане это все тот же Тарантино, со свойственными только ему приемами и ходами. В фильме много диалогов – в этот раз даже чересчур – с долгими и витиеватыми полулитературными изъяснениями персонажей. Фильм разделен на главы, как это часто бывает. Есть характерные для Квентина крупные планы, при которых показывают одного персонажа, а говорит другой (некто оставшийся за кадром). Зачастую это делается, чтобы подчеркнуть возрастающее напряжение в конкретном эпизоде, а напряжения в фильме более чем достаточно. Можно отметить любопытные и очень стильные костюмы, которые вряд ли являются исторически достоверными, но лишь подчеркивают гротескность происходящего. Присутствуют эпизоды эстетически выверенного насилия; конечно, «Мексиканский тупик», куда без него? И отсылки к собственным работам. Вообще весь фильм – одна большая отсылка к «Бешенным псам». Отдельно хочу сказать про музыку Морриконе – она как всегда прекрасна.

В итоге мы имеем гротескно воссозданное жанровое кино с характерным тарантиновским почерком.

Говоря о Тарантино и о тех смыслах и задачах, которые он выполняет как кинорежиссер, нам следует говорить о его творчестве в целом, а не о отдельно взятом фильме. В самом начале рецензии я уже озвучил тот тезис, из которого буду исходить, но говоря, что Квентин пытается воссоздать тот магический эффект, который на него оказывали определенные события из детства, я возможно был не совсем точен. Точнее будет сказать, что Квентин Тарантино пытается сообщить нам следующее: «Насилие – совсем не то, что должно оказывать столь сильное влияние на зрителя. Это влияние должен оказывать смысл». Но смысла (в привычном понимании этого слова) в фильмах Тарантино нет, и это, как вы понимаете, не случайно. «Омерзительная восьмерка» – не исключение. Это жесткое, гротескное кино, в котором все – от диалогов героев до их костюмов – сделано так, чтобы ярче выразить сцены насилия. Важную роль в понимании фильма играет его название – «Омерзительная восьмерка». Помимо очевидного смысла (в фильме 8 героев), есть еще и символический, который отсылает нас к количеству снятых Тарантино фильмов, а их – 8. Тем самым он как бы говорит нам: «В моих фильмах нет ничего смешного – они жестокие и омерзительные». Отчетливее этот посыл становится с уже использованной мною цитатой самого Квентина:  «Однажды я задумался о том, что ‘Восьмерка’ во многом замкнет круг, ведь она станет чем-то вроде ‘Бешеных псов’, но в жанре вестерн». По всей видимости последние два фильма Тарантино будут совсем иные.

Что же такое «Омерзительная восьмерка» в конце-то концов?

В конце концов, это скрытое послание от режиссера зрителю, смысл которого я описал выше.

Из всей «Восьмерки» лично я могу выделить только троих: Дженнифер Джейсон Ли, Сэмюэл Л. Джексона, Уолтона Гоггинса.

Сначала коротко об остальных и о том, почему я их не выделяю:

> Курт Рассел – колоритен, но не более; и заслуга это не актера, а гримеров и художников по костюмам.

> Майкл Мэдсен – совершенно невыразителен, он есть в фильме просто потому, что Тарантино очень его любит (кстати, не понятно, за что).

> Дэмиан Бишир – опять же колоритен, но не за счет актерской игры, а за счет работы всей съемочной команды; разве что радует его акцент (правда не знаю, что от него останется в дубляже, наверное, ничего).

> Брюс Дерн – О-о-о-о, ну он тут просто для того, чтобы его убили и все.

> Тим Рот – зачем-то изображает Кристофа Вальца в роли доктора Кинга Шульца.

Теперь отдельно о трех понравившихся мне ролях:

Дженнифер Джейсон Ли – у нее получилась просто омерзительнейшая баба. Первые минут двадцать еще как-то ей сопереживаешь, но стоит ей открыть рот, как из него льется такой словесный понос, что хочется ее пнуть по лицу, а смех – он ну прям ведьминский. Прекрасная работа!

Уолтон Гоггинс – чудесный получился шериф: немножко манерный, гадкий, хитрый и отвратительный. Особенно понравилось его манера улюлюкать.

Сэмюэл Л. Джексон – да он везде хорош, и эта роль не исключение. Спокойный, уверенный в себе законник, умный, наблюдательный и очень опасный. А его манера рассказывать истории – ну просто феноменальна! Тягучие гласные звуки, точно расставленные смысловые акценты, мимика, эмоции – блеск!

Как я уже говорил, «Восьмерка» - это во многом повтор и возврат к «Бешенным псам», но в общем и целом – впечатление положительное. Я даже не знаю, как расценивать фильм. Как то, что Тарантино выдохся? Или как осознанное решение закончить снимать узнаваемо для зрителя? Наверное, и то, и другое. Фильм получился немного затянут – из него можно выкинуть минут 40 без какого-либо ущерба. Диалоги все еще интересны, но, елки-палки, зачем же столько диалогов?... Актерские работы не совсем однозначны, чаще бывает наоборот (обычно у Тарантино нет лишних актеров), а тут есть ярко выделяющаяся тройка и еще 5 актеров, которые сыграли невнятно и непонятно. Зачем такое количество актеров? В конечном итоге, я не могу полноценно проанализировать «Омерзительную восьмерку». Все очень неоднозначно, не ровно и пока не понятно. Я предполагаю, что нужно дождаться 9-го фильма и тогда уже станет ясно, был ли прав я, говоря, что это замыкание смыслового и стилистического круга, или же Тарантино попросту выдохся.

Автор: Ефрем Таскин
665