Линия Мельеса

«В центре внимания»: Четвертая власть или перверсивная сублимация целибата

«В центре внимания»: Четвертая власть или перверсивная сублимация целибата

В последнее время модными стали фильмы основаные на «реальных событиях» и главной чертой этих порой немного туповатых картин является благородная и малоизвестная общественности история, ну или на худой конец хорошо забытая. «В центре внимания» как раз такой фильм, правдивая история маленького, но очень благородного журналистского издания. Concepture разбирается в том, все ли так благородно и однозначно, публикуем анализ фильма. 

Будем откровенны: содержание фильма весьма и весьма претенциозно. На уровне чистой фабулы мы имеем группу добросовестных журналистов, которые расследуют ряд преступлений сексуального характера, совершенных служителями католической церкви. Церковь во все времена символизировала оплот нравственных устоев общества. А тут оказывается, что она прогнила насквозь. Причем высшее духовенство об этом прекрасно осведомлено, но мало того, что не принимает никаких мер пресечения, так еще и покрывает эту грязь.

О том, что совесть католической церкви не всегда была чиста мы знаем из истории средних веков, которая живописует ужасы инквизиции, беспредел крестовых походов и меркантильность индульгенций. Однако все это оправдывалось и прощалось. Потому что Церковь в то время была единственным источником власти, и ситуация складывалась по принципу: либо так, либо никак. Иное дело прогрессивный 21 век. Век свободной совести, слова, печати, мнения и др. Сегодня есть реальная возможность запустить громкий разоблачительный процесс в прессе, а не просто молчать в тряпочку. Чем, собственно, и занимаются герои фильма.

Чисто исторически церковь привыкла преступать некоторые моральные нормы. Во-первых, потому, что, даже несмотря на секуляризацию, она не утратила своего авторитета в деле влияния на умы. Во-вторых, потому, что люди сами допускают попустительское отношение к бесчинствам священнослужителей. Тогда почему же вдруг эта инерция игнорирования церковного произвола прерывается скандалом, учиненным маленьким коллективом отдела «Spotlight»? Как такое стало возможно?

А возможным такое стало вследствие того, что в американском обществе, начиная с 19 века, все более и более крепла и распространялась идеология либерализма, в которой в отличие от всех консервативных течений главной и высочайшей ценностью объявляется индивид. То есть, если раньше субъектом общественного, исторического, политического и культурного процессов была коллективная целостность: род, племя, клан, династия, народ, государство, церковь – что, разумеется, умаляло притязания и права частного лица – то сегодня на сцену выходит отдельная личность, атомизированный индивид, будь то тётя Клава, мистер Смит или изнасилованный священником пухленький гомосексуальный мальчик.

Еще раз: и раньше Церковь творила непристойные вещи, однако это было в порядке вещей и легитимировалось идеологией тео-церкво-центризма. Но только в условиях либерализма стало возможным осуждать ее действия.

Так в чем же претенциозность фильма?

А в том, что авторитет Церкви заменяется авторитетом Прессы. Сами по себе люди, как были, так и остались наивным бессловесным стадом, не способным постоять за себя, защитить свои права и свободы. Вспомните, что рассказывают жертвы насилия в фильме. Всё замалчивалось: родителями, соседями, полицейскими, прокурорами, судьями. И только после того как в газете появилась соответствующая статья, люди словно очнулись от оцепенения собственной пассивности и конформизма. Значит, никакой секуляризации в смысле обретения полноценной автономии каждым членом общества на деле не произошло. Просто шило поменяли на мыло. Раньше Церковь думала за людей, теперь за них думает газета (интернет).

Противостояние власти Церкви и власти Прессы (так называемой Четвертой Власти) было персонифицировано в эпизоде встречи главного редактора Бэрона и кардинала Лоу. При этом Церковь как всегда пошла на взаимовыгодное предложение о сотрудничестве. Однако независимость Четвертой Власти, ее неангажированность и суверенность была выразительно подчёркнута высказыванием Бэрона о «полной обособленности» Прессы.

Но давайте разберемся, что к чему?

Пресса – это всего лишь инструмент популяризации информации. Она не может производить собственные идеи. Она может их только транслировать. Словосочетание «независимая пресса» – это оксюморон. Пресса всегда заинтересована. Она выражает взгляды той или иной социально-политической позиции: не важно – главенствующей, или – оппозиционной. Следовательно, неверным будет рассматривать идеологическое противостояние, показанное в фильме, в категориях «Церкви» и «Прессы». Ведь Пресса в данном случае – это инструмент и агент либерализма.

Сам либерализм всегда стремиться презентовать себя как идеологию свободы. Но словосочетание «идеология свободы» – еще худший оксюморон, чем «независимая пресса».  Либерализм – это жесткая система, имеющая свою структуру и регламентацию. Поэтому фильм «в центре внимания» под видом славословия храбрости и добросовестности журналистов, апологизирует либерализм, который, как известно, составляет  идеологическую платформу современного американского общества.

Голливуд, несомненно, является продуктом либерализма. Неудивительно, почему он присваивает номинацию «лучший фильм года» либеральной агитке «В центре внимания». Так сказать, за «критику клерикалов» и «панегирик свободы слова».

Что можно вынести из фильма, если отбросить мелодраматическую мишуру в исполнении Китона, Руффало, Макадамс и идеологический антагонизм системы? Одну простую очевидную мысль о том, что человеческое общество – средневековое оно или современное, религиозное или светское – по сути своей является стадом, а пастырем этого стада выступает либо церковь, либо государство.

Существенная оговорка

Когда мы употребляем понятие «Церковь», мы не имеем в виду христианство в целом, или католичество в частности. Мы имеем в виду идущий с древнейших времен институт, утверждающий свое право на власть, основанное на полномочиях в области сакральных тем, как-то смысл жизни, загробное существование и пр., столь значимые для человека. В понятие «Церковь» входят и спартанские эфоры, и вавилонские мистагоги, и индуистские брахманы, и китайские бонзы.  Не следует отождествлять идею и реализатора этой идеи. Действия отдельных людей, идентифицирующих себя с католицизмом или либерализмом, не могут представлять принципиальные положения этих систем. Проще говоря, есть католицизм и есть извращенец, который считает себя католиком и даже имеет сан католического священнослужителя (то есть многие другие также считают его католиком), но в действительности он таковым не является.

Необходимость разграничения понятий обусловлена имеющей место в современном информационном пространстве путаницей, когда «быть» и «казаться» стало одним и тем же. Сегодня любому придурку достаточно нацепить на себя связку гранат, чтобы считаться ревностным мусульманином. А молодая бестолочь, которая рисует собственным дерьмом, почитается художником-новатором с уникальным авторским стилем.

Коротко о фильме: Идеология в сферическом вакууме

Советуем посмотреть:

1. Клинт Иствуд – «Флаги наших отцов» (2007).
2. Питер Джексон – «Милые кости» (2009).
3. Ридли Скотт – «Гангстер» (2007).