Линия Мельеса

Линия Мельеса: "Кловерфилд 10" - Монстры Бывают Разные

Линия Мельеса: "Кловерфилд 10" - Монстры Бывают Разные

 

«Кловерфилд 10» - это дикая смесь всех жанров, к которым применимо понятие «саспенс». В одном 103-минутном флаконе понамешано триллера, драмы, фантастики, ужасов и даже детектива, а может еще и комедии, по крайней мере, Джон Гудмен иногда очень смешно играл.  

  Кино держит в напряжении, иногда слегка отпускает, но только для того, чтобы шибануть в следующее мгновение с удвоенной силой. Актеры играют замечательно, убедительно. Смотреть фильм стоит хотя бы ради интригующего сюжета. У зрителя может возникнуть смутное сомнение: это действительно хороший фильм или это откровенная хрень?

  И то, и другое. Все зависит от точки зрения. Лично мне фильм понравился и даже повеселил. Что касается всяких подтекстов, я выделил два.

Подтекст №1

  Главная героиня — храбрая, упрямая, а главное сообразительная, импровизирующая буквально на ходу в меру сексапильная девушка, у которой было несчастное детство с участием садиста-отца. Как видно из фильма эта травма не прошла бесследно: у нее не ладятся отношения с парнем (скорее всего вообще с любым представителем противоположного пола), но это не беда — она «мужественно» рвет с ним отношения, не отвечает на его звонки и вообще всячески демонстрирует свою самостоятельность, независимость, стойкость и прочие феминистские качества. Даже ее противостояние с Говардом  — это какая-то фрейдистская месть символическому Отцу [cм. работу Фрейда «Тотем и табу»], воплощающему авторитарный патриархальный строй. Кстати, и сам сценарий   выполнен в сугубо фрейдистском ключе. Имеется Отец, который подавляет своих детей, устанавливает различные табу, накладывает ограничения. Дети стремятся вырваться из-под власти Отца. Отец убивает одного из детей, чтобы сохранить свою власть и устрашить другого ребенка. Но ребенок в итоге не отступается и убивает папашу, окончательно высвобождаясь из-под диктата отцовского авторитета. Правда на этом дело не заканчивается и начинается постмодернистский бред.

Подтекст №2

  Троекратно подчеркивается значимость творческого мышления, смекалки, живого ума, моментально находящего выходы из многочисленных проблемных ситуаций. И носителем этого импровизирующего мышления является, конечно же, женщина. Пока неуклюжий и заторможенный Эмметт ходит с перебинтованной рукой и ведет «обкуренные» разговоры о том, что он сделал бы себе 50 татуировок; пока маниакально-ригористичный Говард бдит до умопомрачения, чтобы никто не нарушал его правила, своенравная быстро адаптирующаяся представительница «слабого» пола «рубит фишку» на лету и достигает своих целей на раз-два, не особо парясь, если для этого приходится использовать не самые «гуманные» методы. То есть, в то время как неукоснительное следование правилам и плану в хаотичном потоке меняющихся обстоятельств Говарда  и откровенная тупость Эмметта приводит их к не самому приятному финалу, быстро меняющийся и приспосабливающийся ум Мишель позволяет ей моментально решать подступающие проблемы. Ее цепкий ум все пускает в ход. Это было показано в самом начале, когда она устроила диверсию. Даже перед лицом смерти она не растерялась и умудрилась сварганить коктейль Молотова, что спасло ей жизнь. Мишель импровизирует и это ее спасает. Эмметт тоже пытался импровизировать, но у него не особо вышло. Потому что его импровизация, будем честны, уровнем пониже. Удивительно, что и всё предусматривающий Говард пасует перед неожиданными выходками на ходу импровизирующей, а потому и непредсказуемой Мишель. Вывод прост: человек силен не запасами, арсеналом, продуманным планом и т. д., а своей «думалкой», «соображалкой». То, что Мишель сообразительнее Говарда и Эмметта было ясно с самого начала.

  Наверняка можно выудить еще какие-нибудь мульки, отсылки, параллели. Ну, например, то, что имеется аллюзия на «Войну миров» Уэллса, или точнее «Войну миров» Спилберга. Также можно вычитать в фильме «Странную историю доктора Джекила и мистера Хайда» Стивенсона. Тут уж, читатель, тебе виднее. 

 

Теперь об основной идее «Кловерфилда»

  В фильме разворачивается тема «внутреннего монстра». Дело в том, что существуют монстры внешние, явные, всем известные — марсиане, например, или пресловутые русские, которые в фильме, кстати, упоминаются. И существуют помимо этого монстры внутренние, неявные, скрывающиеся под положительными личинами. Тот же Говард, например, который не устает напоминать, что он «спас» милую барышню, и который собственоручно пускает пулю в лоб своему помощнику. Та же спасенная барышня, которая по ходу действия совершает вполне себе «чудовищные» поступки.

  Смысл темы понятен: человек — монстр куда страшнее чем инопланетяне. Те хотя бы честно и последовательно проявляют свою враждебность. А люди не столь однозначны: они ставят тебе капельницу и приносят костыли, а потом вдруг орут на тебя, требуя извинений; они делятся с тобой воспоминаниями о своей семье, а потом из шкафа вываливается пара скелетов. В общем, «чужая душа — потемки», а человек — создание сложное и оттого более монструозное, нежели осьминогоподобные вторженцы.

 

  И, наконец, пару слов о морали фильма, здесь все яснее некуда

  Людям надобно помогать друг другу, сплочаться против общего врага, содействовать взаимному выживанию, а не прятаться по всяким бункерам, никого не пуская и учиняя ни с кем не считающиеся эгоистические порядки. Главная героиня хорошо усвоила урок. И потому в финальном эпизоде, который, ну прям явно, неприкрыто искусственно вставлен, притянут за уши, она выбирает направление помощи, а не спасения своей шкуры.