«Практики»: Эксперименты Бенджамина Либета. Есть ли у нас свобода воли?

«Практики»: Эксперименты Бенджамина Либета. Есть ли у нас свобода воли?

Классическая декартовская парадигма предлагает считать человека существом рациональным, обладающим свободой воли и способным самостоятельно мыслить и принимать решения. Да и сами мы привыкли думать о своем сознании, как о чем-то несвязанном с телом, способном управлять им. Но так ли это? Concepture публикует статью посвященную экспериментам Бенджамина Либета.

Вообще говоря, вопрос свободы воли самый животрепещущий во всех сферах науки от философии до биологии. Каждый ученый или философ так или иначе предлагает все новые и новые позиции относительно данного понятия.

Шопенгауэр, к примеру, предлагал рассматривать человека, как исполнителя слепой «Мировой Воли», классический психоанализ, базирующийся на идеях последнего, развил это в целую систему, гуманистические психологические теории в противовес воззрениям психоаналитиков (ах да, еще бихевиористов) считают человека существом самостоятельным.

Но вдруг, в какой-то момент воля перестает быть понятием чистой логической абстракции и превращается в измеряемый электрический потенциал. Понятие воли более не просто объект абстрактных рассуждений или гуманитарных теорий, а все благодаря спорному и неоднозначному эксперименту Бенджамина Либета, который он провел в 1973 году.

Немного истории

Бенджамин Либет (1916 -2007) – пионер исследований в области нейронаук, именно благодаря серии его экспериментов, проблема свободы воли вышла на иной уровень. Идея эксперимента у Либета возникла после того, как он ознакомился с результатами исследований немецких нейрофизиологов Ганса Гельмута Кронхюбера и Людера Декке из Фрайбургского университета, опубликованных ими в 1964 году.

Согласно этим исследованиям произвольным движениям руки предшествуют изменения в электрической активности двигательной коры головного мозга (они провели эксперимент очень похожий на тот, что впоследствии сделал Либет). Сигнал снимался при помощи электродов с теменной части черепа и появлялся примерно за секунду до начала действия (если быть точным, то за 800 мсек). Его назвали премоторный потенциал или потенциал готовности.

Эти открытия вызвали большие волнения и споры в научном сообществе того времени, а нобелевский лауреат сэр Джон Кэрью Эклс (John Carew Eccles) даже высказал предположение, что сознательное желание (will) должно опережать произвольное действие примерно на 1 секунду. Произошло это в конце 1970-х гг. на одной из дискуссий, посвященных проблеме свободной воли, в которой участвовал Либет. Как пишет Майкл Брукс, именно тогда Либет задумался о том, как предположение Эклса проверить эмпирически. 

Как проходил эксперимент?

И, как нетрудно догадаться, Либет нашел решение, которое впоследствии стало целой вехой в истории нейронаук. В рамках своего эксперимента ученый решил использовать осциллограф (при помощи него обычно измеряют вызванный потенциал, а потенциал готовности (далее ПГ) один из методов измерения вызванного потенциала ). На круглом экране осциллографа световая точка бегала подобно стрелке часов, только в 25 раз быстрее, а сам экран выглядел как обычный циферблат с делениями на 5, 10, 15… 55 секунд.

Испытуемый в свою очередь должен был следить за световой точкой, и, как только у него появится желание согнуть запястье, запомнить, где в этот момент находилась световая точка. Точные показания времени сокращения мышц руки снимались при помощи электромиограммы (ЭМГ), проще говоря к руке прикреплялись электроды.

Что показали эксперименты?

Не вдаваясь в подробности, эксперименты Либета показали следующее:

— сначала появлялся потенциал готовности;
— потом, примерно через 350 мс, испытуемый сознательно принимал решение пошевелить кистью (это регистрировалось временем на циферблате перед ним);
— через примерно 100 мс шел сигнал от запястья кисти.

Что это значит? А значит это следующее – наше восприятие жизни запаздывает практически на полсекунды и, как сказал сам Либет: «все быстрые решения мы принимаем неосознанно». Пока все выглядит не совсем весело, правда? Вроде как эксперимент доказал, что нет у нас и никогда не было свободы воли? Тогда, в 80-е, эти данные вызвали фурор, и некоторые ученые даже посчитали их доказательством отсутствия у нас свободы воли.

Но, как ни странно, сам Либет так не считал. Конечно, по его мнению, «сознание не может инициировать действие», но свобода воли существует, так как после осознания желания у человека остается еще 100 мсек чтобы «наложить вето» на побуждение. То есть сознательно мы решения не принимаем, это делает за нас наше бессознательное, но роль свободы воли и сознания в том, чтобы осуществить или не осуществить зародившееся побуждение.

Эти выводы заставали Либета провести еще одну серию экспериментов, чтобы подтвердить наличие или отсутствие возможности наложить вето на действие. В ходе экспериментов участников инструктировали запланировать действие на определенный момент, но затем его не совершать. В этих экспериментах действие не совершалось, но все равно появлялся ПГ, свидетельствующий о том, что оно свободно планировалось, но было прервано. 

Важно понять вот что: ПГ предшествует только свободным сознательным действиям. В случае неконтролируемого или автоматического поведения, например, синдрома Туретта или неожиданной реакции на раздражитель, ПГ не появляется. Любопытно, но даже таким сложным действиям как письмо и речь предшествует ПГ, наверное, можно предположить, что наше бессознательное каким-то непонятным образом дают большую часть смыслов, которые после всплывают в нашем сознании.

Критика экспериментов

Чаще всего Либета критикуют за то, что в ходе своих экспериментов он использует понятия побуждение (urge), желание (wanting, wish), решение (decision) как взаимозаменяемые, по мнению Альфреда Меле (профессор философии в Florida State University) это приводит к путанице. «Большинство людей признают, что решить сделать что-то отличается от того, чтобы иметь побуждение или желание сделать что-то. Например, вы можете иметь побуждение закричать на раздражающего вас коллегу, но решить не делать этого. И вы можете захотеть вторую порцию десерта, но решить остановиться на одной», - говорит Меле.

Вот как Меле определяет решение –  решение это сознательное формирование намерения в ситуации неопределенности, свободный выбор варианта действия. И стоит согласиться, что в таком ключе решение и желание или побуждение далеко не одно и то же, и между этими понятиями лежит огромная пропасть. Главный вывод, который делает Меле в ходе своих размышлений таков: решение не может быть бессознательным, так как для его принятия необходимо участие сознания.

При таком раскладе свободе воли ничто не угрожает, даже если понимать ее в терминах Либета, но важно отметить следующее: Меле и Либет стоят на принципиально разных позициях относительно данного понятия. Меле придерживается позиции компатибилизма, сущность ее заключается в том, что физико-химическая детерминация психических процессов не препятствует наличию у субъекта свободы воли. Либет же придерживается позиции инкомпатибилизма (в рамках данной позиции считается, что свобода воли несовместима с детерминизмом и имеет метафизические основания). 

В конце концов различения между побуждениями и желаниями с одной стороны и решениями - с другой выглядит вполне убедительно. Остается только удивиться, неужели Либет не подумал об этом, когда вынашивал идею эксперимента, ведь это почти очевидно, что решение и желание – не одно и тоже. Похоже, чтобы обладать навыками столь тонкого терминологического различения, надо иметь философскую базу, коей Либет не обладал. Но что если не все так просто, и ученый намерено решил не различать термины, понимая всю сложность концептуального разграничения побуждений, желаний, намерений и решений?  Как бы то ни было, эти эксперименты стали основанием для множества споров, предположений и толчком целого ряда исследований, что само по себе важно.

Автор: Ефрем Таскин
1611