«Практики»: Существует ли телекинез? Эксперименты Джозефа Бэнкса Райна

«Практики»: Существует ли телекинез? Эксперименты Джозефа Бэнкса Райна

Первым за  основательное изучение явления психокенеза взялся американский ученый Джозеф Бэнкс Райн (1895 – 1980). Concepture публикует статью об его экспериментах.

«Мельничные Жернова»

Экстрасенсорное восприятие или, как его принято называть в науке, внечувственное восприятие стало интересовать ученых относительно недавно – в 30-х годах прошлого столетия. На тот период исследования психокинеза стали одной из самых быстро развивающихся областей парапсихологии. Однако лабораторные эксперименты приносили или противоречивые результаты, или же данные опытов часто фальсифицировали.

Опыты и исследования, посвященные психокенезу в силу своей популярности, повлияли на многих ученых того периода, как в теоретическом плане, так и в чисто экспериментальном. Но первым за последовательное и основательное изучение явления психокенеза взялся американский ученый Джозеф Бэнкс Райн (1895 – 1980) из Университета Дьюка в Северной Калифорнии.

Справедливости ради стоит отметить, что и до Райана изучали экстрасенсорные способности при помощи опытов с игральными картами и, надо сказать, изучали весьма вольно. До него эти опыты проводились просто и незамысловато, почти также как сейчас мы пытаемся угадывать в совершенно обычных условиях. Но об этом этапе мы говорить не будем.

В лаборатории Джозефа Райна Бэнкса вместо обычных игральных карт стали применять так называемые «карты Зенера» - по 25 штук с пятью разными рисунками в колоде. Более того, по заданию Райна были сконструированы «научные» тасовальные автоматы. Они не только тасуют, но и выбрасывают очередную карту рубашкой вверх без участия человеческой руки. Ну а как только появились первые ЭВМ, им стали доверять подсчет вероятностей и обработку данных экспериментов.

Щелканье тасовальных аппаратов, вспышки лампочек на световых табло, операторы в белых халатах, математики у пультов вычислительных машин – все это создает теперь ультрасовременную «научную» декорацию, перед которой с умилением замирают обыватели. Высокая точность и надежность отныне на службе парапсихологии. Но как ни странно математика и ее счетно-решающие устройства тут ни при чем. Как говорил Алексей Николаевич Крылов: «математика подобна мельничному жернову. Она перемалывает все, что в нее засыплют», а Александр Данилович Александров добавил: «Если жернова математического метода применить к глупости, то получится глупость, как правило, еще большая».

В первые десять лет своего существования – с 1932 по 1942 год – в лаборатории супругов Райн было изучено сотни «пси-одаренных» личностей. Эти одаренные личности произвели более миллиона угадываний зенеровских карт. Что интересно, общий процент верных угадываний (как гласят отчеты) составил 24,4. Но что это значит на деле? Давайте разберемся в результате отчетов более основательно.

В зенеровской колоде всего пять рисунков на двадцать пять карт. Таким образом, для процента случайных совпадений получается цифра 20. Превышение над уровнем случайности составляет, следовательно, 4,4 процента. А это, как следует из теории вероятностей, может произойти случайно лишь с шансом меньше, чем один против миллиарда. Но это среднее значение верное для многих десятков и даже сотен перципиентов. И среди них, конечно же, нашлись уникальные, можно даже сказать сверходаренные личности. Например, Дороти Мартин и Френсис Стрибич, которые давали 70, 80 и даже 90 процентов правильных ответов из множества проб. Шансы на случайное получение таких результатов уменьшаются соответственно до одного против триллиона и даже триллиона триллионов!

За сто лет существования «научного» оккультизма трюки подобного рода фигурировали, как мы знаем, под названием ясновидения. Их преподносили публике многочисленные умельцы. Одни из них претендовали на «кожное зрение», другие на «экстериоризацию», третьи читали с завязанными глазами, четвертые видели сквозь стены (и не сумели при этом ни разу прочитать номера банкноты, обещанной им в награду и запечатанной под строгим контролем!).

В «лаборатории» Райна этому «пси-феномену» присвоено, разумеется, ученое название. Телестезия. И с помощью зенеровских карт феномен этот поднят на недосягаемую высоту. А теперь поподробнее остановимся на самих опытах.

«Насквозь сверху вниз»

Самая невероятная демонстрация – угадывание всех двадцати пяти карт подряд колоды, лежащей на столе, к которой запрещено прикасаться. Мастером этого дела у Райна был 22-летний студент Губерт Пирс. Именно этот тип психокенеза получил наименование «down through» («насквозь сверху вниз»). Суть данного чуда состоит в следующем: перципиент угадывает карты «насквозь сверху вниз» еще до того, как колода стасована. Что якобы подтверждает его экстрасенсорные способности, так как никто не знает, как именно лягут карты при тасовке. Последний «феномен» получил у Райна название прекогниции (предзнания).

Самым удачливым райновским чудотворцам удавалось достичь здесь блестящих результатов, даже когда карты тасовались через месяц после сеанса прекогниции. То есть в этих случаях ясновидец, как бы порхая через барьеры пространства и времени, мог «видеть» расположение карт в колоде, когда не было на свете не только самой колоды, но и той бумаги, на которой она напечатана. А одаренный мистер Пирс уже созерцал духовным оком карту, которая через месяц легла на 14-е или 20-е место в колоде.

Как же прикажете «материалистически истолковать» вот эти эксперименты? Какие неведомые лучи могут излучаться в процессе прекогниции, если перципиент «увидел» карту еще за неделю или за месяц до того, как в мозгу передатчика возник образ этой самой карты? И о каких загадочных волнах, идущих от карт к мозгу, может идти речь в опыте «насквозь сверху вниз»? Двадцать пять карт в зенеровской колоде лежат плотной стопкой. И волны любого физического качества, если бы они излучались картами, должны были бы интерферировать (взаимодействовать) друг с другом, образуя невообразимо хаотическую «кашу».

Еще сильнее в эту же точку бьют эксперименты Райна с «телекинезом», то бишь движением предметов «усилием мысли». Дьюкский парапсихолог не скрывает, что эти опыты являются, по существу, продолжением и обоснованием спиритизма. Ведь и там, в сеансах за спиритическими столами, движимыми якобы «психической силой», летают кастрюли, букеты, даже столы и стулья с сидящими на них верхом медиумами.

Эксперименты с психокинезом велись в Дьюкской лаборатории с помощью электрифицированной машинки, выбрасывающей шестигранный кубик для игры в кости. Повинуясь случаю, костяшка должна была бы ложиться любой гранью вверх с вероятностью 1/6 – но, если вмешивается «психическая сила» (исходящая от испытуемого, который мысленно приказывает кубику упасть определенной стороной), тогда все меняется. Расчет вероятностей нарушен, и частота превышает уровень случайности.

«Сначала, – вспоминает Райн в своей книге «Новый мир духа», – опыты психокинеза были у нас семейным делом, и ими занимались в Дьюке моя жена, д-р Луиза Э. Райн, и я. Потом включились другие лица (например, г. Вудрафф), и после тысяч психокинетических проб им удалось существенно превысить уровень вероятности…»

Главнейшим для супругов Райн в этих опытах было, как они пишут, получить доказательство того, что результат психокинеза не зависит от материала, размеров и веса кости. То есть, что «сила духа» в нарушение законов физики с равным эффектом действует на свинцовый, алюминиевый или деревянный кубик. А тот факт, что такой казус противоречил бы законам механики, как раз и требовался! Налицо, пишет Райн, лишний аргумент, говорящий о том, что «дух функционирует вне рамок физического бытия».

Ко всему прочему Райн мог бы добавить, что для того, чтобы повернуть брошенный в воздухе кубик весом в десяток граммов, надо, по расчетам механики, затратить несколько сотен эргов (единиц) энергии. А суммарная мощность всех электрохимических процессов мозга, как знают нейрофизиологи, наверняка не превышает доли эрга в секунду. Так что «мозговой энергией» ни при каких условиях кубик не перевернуть. Но пора предоставить слово людям, имевшим возможность проникнуть за кулисы в «Страну Чедес» в штате Северная Каролина.

«Патологическая наука»

Джон Скорн, американский артист-иллюзионист, чьей специальностью являются манипуляции с картами, в свое время был вхож в «лабораторию» Дьюкского университета. Скорн наблюдал за супругами Райн при постановке некоторых карточных опытов и следил за действиями перципиентов. Итоги этих наблюдений Скорн поведал в своей книге:

«Ни один райновский опыт с картами, – пишет Скорн, – не был проведен чисто, то есть без того или иного искусственного трюка со стороны перципиентов или экспериментаторов… И почти всегда можно установить, в каких случаях г. Райна дурачили его перципиенты, а когда он сам шел на сознательную фальсификацию…»

Конечно же Скорн предполагает, что Райн идет на обман «из идейных соображений», чтобы «поддерживать веру в независимость духа от материи и в загробную жизнь». В экспериментах, в которых испытуемые показывали слабое отклонение от уровня случайности, по словам Скорна, Райан «препарирует статистику».

А в тех же случаях, когда в дело вступают «телепатические гении», такие, как Пирс или Стрибич (с их 80 и 90 процентами удачных угадываний), применялись совсем другие уловки. В последнем случае, как отмечает Скорн, всегда применялось фокусничество со стороны перципиентов (получавших за свои незаурядные «способности» хорошие деньги от «Парапсихологического фонда», основанного миллионером Дьюком).

«С нашей профессионально-артистической точки зрения, - пишет Скорн, – искусство фокуса у Губерта Пирса было довольно высоким, но не слишком высоким». В своих удивительных экспериментах по методу «насквозь сверху вниз» Пирс, к примеру, всегда самостоятельно тасовал колоду (не доверяя тасовальной машинке, чувствуете подвох?), а Райн лишь снимал колоду. Почти всегда, далее, Пирс брал в руки колоду и ощупывал ее, прежде чем начать «ясновидеть».

Что техника тут оставляла желать лучшего, Скорн выводит, в частности, из того, что удачнее всего получались у Пирса угадывания в первых и в последних пяти картах колоды. Средние же 15 карт давали меньше удач. «Каждый, кто имел дело с карточными трюками, знает, что так именно и должно получаться», – пишет Скорн (у самого Скорна, как у артиста высшей квалификации, все карточные опыты «телепатии» и «ясновидения» демонстрировались с равномерным распределением удач внутри колоды).

Но как же быть с психокинезом? «Я подверг незаметному обследованию, – продолжает Скорн, – аппарат для выбрасывания костей и сами кости». Во всех случаях у Райна применялись «либо заведомо несимметричные кости, либо производилась небольшая регулировка машины... Машина регулировалась якобы для приведения ее к полной симметрии, а фактически, наоборот, для создания асимметрии…»

К великому сожалению одних и не менее великой радости других, «тщательнейший контроль», якобы осуществляемый в этих карточных опытах, на поверку оказался блефом. Ни один опыт в «лаборатории» Райна вообще никогда не проводился в условиях надежного научного контроля. Его опыты и эксперименты с психокенезом, телепатией и прекогницией были интересны, но совершенно бесполезны. Правда выводы, как всегда, за вами.

Рекомендуем прочесть:

1. К.Г.Юнг – «Синхронистичность: акаузальный объединяющий принцип».

2. М.Рузе  «Истинная история отца парапсихологии».

Автор: Ефрем Таскин
867