Наука

«Практики»: Гуманизация высших приматов. Эксперимент Уинтропа Келлогга

«Практики»: Гуманизация высших приматов. Эксперимент Уинтропа Келлогга

Абсолютно каждый знает феномен детей «Маугли». Но что, если возможен и обратный процесс: человек воспитывает животное? Притом не как домашнего питомца, а как полноправного члена общества. Concepture описывает эксперимент социализации обезьяны, проведенный американским психологом Уинтропом Келлоггом, чтобы выяснить кто с кем какой крови.

Предпосылки эксперимента

Уинтроп Келлогг – американский психолог (1898-1972), снискавший славу одиозного экспериментатора. Дело в том, что он проводил эксперименты в области сравнительной психологии приматов, а если конкретнее, то Келлог пытался воспитать шимпанзе как человека в условиях нормальной среднестатистической семьи.

Уинтроп Келлог и Гуа (1931 г.)

Идея возникла у него еще во времена учебы в Колумбии, когда Келлогг столкнулся с журналистскими статьями о «волчьих детях» в Индии. Больше всего Уинтропа заинтересовал тот факт, что возвращённые в лоно цивилизации «маугли» так до конца и не могли социализироваться и часто проявляли повадки своих «родителей».

Однако исследователь полагал, что эти дети рождаются с нормальными интеллектуальными способностями, так как прекрасно адаптируется к окружающим их условиям. Уинтроп Келлогг верил – главная проблема при социализации детей, выращенных дикими животными, состояла не в их принципиальной недоразвитости, а в исключительном влиянии раннего опыта и существовании особого, критического психического опыта, пережитого в младенчестве и детстве.

Вдохновившись историями о детях «маугли», Уинтроп Келлогг решает проверить сформулированные им в статье «Гуманизация Обезьяны» («Humanizing of ape») тезисы. Сама же статья была опубликована в журнале Psychological Review №38. Психолога интересовало «относительное влияние природы и воспитания на поведение».

В силу того, что проводить эксперимент, в котором испытуемым стал бы ребенок, значило нарушить те немногие этические нормы, существовавшие в научно-психологической среде того времени, от этого варианта решили отказаться:

«Человеческого младенца с нормальным интеллектом поместят в дикую среду и [будут наблюдать]… за его развитием в этой среде»

Поэтому Келлогг и его жена Люэлла создали проект эксперимента, в котором условия воспитания были бы обратными. То есть, дикое животное помещалось бы в человеческую социальную среду и воспитывалось бы в ней. Подобный эксперимент уже проводили за год до Келлогов Карлайл Джейкобсен (1930), но его результаты были отрицательными.

К тому же Уинтроп Келлогг раскритиковал неудачный эксперимент. Ученый аргументировал это так: Карлайл выбрал уже годовалого шимпанзе, который, к тому же, некоторое время жил в зоопарке, а значит у него сформировалось отношение к людям, как к хозяевам, а к себе – как к животному. В противовес этому, ключевое положение своего проекта Уинтроп сформулировал так:

«Cоздание атмосферы, в которой животное всегда воспринималось как человек, и никогда как питомец».

В итоге, было решено воспитывать обезьяну в домашней среде, вместе с их девятимесячным ребёнком – малышом Дональдом. Первоначальный план эксперимента предполагал переезд в Западную Африку, но банальное отсутствие средств чуть было не уничтожило перспективу исследования. Спас Келлоггов Роберт Йеркс, у которого Уинтроп в 1931 году взял на попечение семимесячную самку шимпанзе Гуа.

Ход эксперимента

Дональда и Гуа воспитывали наравне, не делая между ними разницы. Их обоих одевали, сажали на детский стульчик, во время еды, кормили с ложки, мыли и обучали. Не удивительно, что шимпанзе и ребёнок быстро сошлись и стали неразлучны.

Гуа и Дональд в предверии тестов на быстроту реакции.

Через несколько месяцев Уинтроп и Люэлла приступили к тестам на сообразительность, быстроту реакции и умение определять направление звука. Один из тестов выглядел так: посреди комнаты подвешивали на нитке печенье, а Дональду и Гуа выдали палки, наблюдая, кто быстрее сообразит, как достать лакомство.

Во время другого теста шимпанзе и ребёнку завязали глаза и звали по имени. Обоим подопытным давали одинаковые предметы (ложку, карандаши и бумагу, подобие велосипеда) и сравнивали скорость освоения предметов. Было несколько тестов на реакцию: на громкий звук, на долгое воздействие (ребёнка и шимпанзе крутили на стуле вокруг своей оси продолжительное время), на отложенную реакцию (мама или папа прятались за ширмой, а подопытные должны были пойти за ними).

Гуа проявляла большую смекалку во всём, что касалось подвижности и способов добычи пропитания, в то время как Дональд в разы лучше осваивал привычные нам предметы: ложку, тарелку, карандаши и бумагу.  

Всего обезьяна и человеческий детёныш провели вместе 9 месяцев: начался эксперимент в 1931, а закончился 28 марта 1932. Предполагалось что эксперимент продлиться 5 лет. Из выше сказанного не трудно догадаться, что исследование не завершилось, ведь Келлогам не удалось сделать из шимпанзе человека. Самые крупные их успехи – это обучение Гуа прямохождению и использованию ложки во время еды. Шимпанзе немного понимала человеческую речь, но сама говорить не могла, даже самых простых слов. Обезьяна не смогла освоить даже такую простую человеческую игру как «ладушки», в отличие от Дональда. И все-таки, почему же эксперимент прервали так рано?

Дело в том, что Уинтропа и Люэллу напугало отставание в развитии их сына Дональда. В 19 месяцев мальчик знал и использовал только три слова, просил еду, ухая и подражая обезьяньему лаю. Мальчик стал слишком сильно подражать своей «сестрёнке», и Келлоги закончили опыт. Нельзя сказать, чтобы гипотеза Уинтропа Келлога о влиянии естественной среды и воспитания на формирование поведенческих паттернов была полностью опровергнута, но, очевидно, что общей воспитательной среды оказывается недостаточно, чтобы направлять психическое развитие в нужное русло. 

К сожалению, судьба Дональда так и осталась неизвестной, в то время как о Гуа известно чуть больше. Жизнь испытуемой сложилась трагично: её вернули в центр исследования приматов, где она умерла через несколько лет. Больше подобных экспериментов не проводилось.

Критика

Как не удивительно, но довольно странный эксперимент Уинтропа Келлога относительно благосклонно приняли в научной среде. Хотя такая лояльность легко объяснима тенденциями американской психологической науки начала XX века – радикальный бихевиоризм и научный позитивизм давали свои плоды. В статье в Time (Baby & Ape) исследователь написал:

«Гуа, воспринимаемая как человеческий ребёнок, вела себя как человеческий ребёнок за исключением тех случаев, когда ей мешали её тело и мозг. Эксперимент был прекращен».

В конце концов материалы эксперимента легли в основу книги Келлога «The Ape and The Child», выпущенной в 1933 году. Впрочем, была и критика. Так несколько психологов высказали неодобрение в связи с тем, что в качестве объекта исследования был выбран младенец. Это показалось им неэтичным. Другие критиковали Келлога за отлучение шимпанзе от матери и животного социума, что автоматически делало дальнейшую жизнь Гуа крайне трудной, даже в условиях исследовательского центра.

Выводы

Похоже, что попытка очеловечить животных, даже родственных нам приматов не может увенчаться успехом. Воздействие среды, на которое надеялись чета Уинтроп, оказалось недостаточно сильным, в то время как общение с кусочком живой природы отрицательно повлияло на их сына.

Дональд и Гуа играют в мяч (конец 1931 г.).

Если же смотреть на результаты исследования с позиции Келлога, то все выглядит немного иначе. Исследование показало границы влияния наследственности, не зависящей от окружающей среды, и позволило выявить преимущества психического развития, обусловленные обогащенной средой.

Как говорилось выше, Гуа так никогда и не оправдала ожидания Келлога в отношении освоения человеческого языка, так как она не смогла имитировать человеческую речь. Напротив, этого нельзя сказать о Дональде, который имитировал некоторые звуки Гуа, что говорит

Кажется, подобный эксперимент должен лишний раз убедить научное сообщество в несостоятельности надстройки, в виде высокоорганизованного и переусложнённого социума, но этого не происходит. Так, частный случай неудачных исследователей.

Впрочем, все как обычно, кому-то это может и не понравиться.

Рекомендуем прочесть:

1. W.N.Kellogg – «Humanizing the ape» (1931). 

2. W.N.Kellogg – «Babe & Ape» (Time, 1933).