«Интертекст»: Жизнь духа, запечатленная в слове. Переписка Иоганна Гете и Фридриха Шиллера

«Интертекст»: Жизнь духа, запечатленная в слове. Переписка Иоганна Гете и Фридриха Шиллера

Без них трудно представить себе дух немецкой культуры во всей полноте. Великие романтики, выдающиеся поэты, оригинальные мыслители. Историю их дружбы засвидетельствовала знаменитая переписка, о которой и пойдет речь. Concepture публикует статью о корреспонденции Иоганна Гете и Фридриха Шиллера.

Талантливый человек – талантлив во всем

Иоганна Вольфганга Гете, по признанию многих, можно назвать одним из величайших немецких поэтов. Хотя сферой поэзии его многогранный талант (или гений) отнюдь не исчерпывается. Гете был также видным государственным деятелем, весьма оригинальным мыслителем, некоторые даже причисляют его к ученым-естествоиспытателям. Какими бы правомочными или неправомочными были эти характеристики, совершенно справедливым будет назвать Гете просветителем в самом широком смысле. Потому что ему безусловно были присущи универсализм интеллектуальных компетенций и энциклопедическая эрудиция.

В свои 7 лет Гете уже свободно владел несколькими языками. Несмотря на то, что Гете окончил юридический факультет и даже получил докторскую степень по праву, область его интересов не ограничивалась юриспруденцией. В течение жизни Гете активно занимался самообразованием, изучал медицину, естественные науки и литературу. Свидетельством его непрерывных штудий является огромная собственноручно собранная домашняя библиотека. Тем, кто знает Гете, как автора «Фауста», будет интересно узнать, что на протяжении всей жизни Гете публиковал научные работы по минералогии, геологии, сравнительной морфологии флоры и фауны, анатомии, акустике и оптике. Не удивительно, что Гете поддерживал дружеские отношения с другим выдающимся соотечественником Иоганном Кристофом Фридрихом фон Шиллером, который в первую очередь известен как один из создателей национальной литературы Нового времени. Что впрочем не мешало ему быть также теоретиком искусства, историком и военврачом.

Учитель и ученик

Знакомство между Шиллером и Гете произошло в июле 1794 года в Иене, после очередного заседания Общества естествоиспытателей. Предметом разговора, послужившим причиной установления их дальнейших продолжительных творческих отношений, стала проблема неадекватности эмпирического метода в деле изучения природы. Необходимо отметить, что ученые-естествоиспытатели того времени были далеки от позитивистского редукционизма и воспринимали природу по большей степени в пантеистическом ключе, как некую одухотворенную субстанцию, а не собрание голых физических и биологических фактов. Гете всегда настаивал на том, что природу не следует обособлять и изолировать как абстрактный объект рассмотрения. Ее нужно представлять живою и действующей. Шиллер соглашался с другом, утверждая, что к подобному умозаключению исследователя приводит сам опыт.

Из переписки 

Отзыв Гете о поэме А. Имхов «Сестры с Лесбоса»: «Здесь совершенно отсутствует ретардация, из-за чего все теснится и давит друг на друга, и в поэме вообще нет покоя и ясности… Во всей песне не обозначено ни одного раздела… очень долгие периоды скорее запутывают изложение… Здесь встречается немало сомнительных парентез и связок, слова зачастую представляются вне зависимости от нужд эпоса, использование причастий не всегда удачно»

Несмотря на согласие во многих вопросах, Шиллер и Гете представляли собой все же совершенно самостоятельные и непохожие друг на друга натуры. Конечно, историческая справедливость требует заметить, что в действительности их дружеское общение протекало в форме отношений «учитель – ученик». Учителем был Гете, а учеником – Шиллер.

Под влиянием гетевских идей Шиллер все больше и больше отходит от общих понятий и абстрактных идей. В письме от 18 июня 1797 года он сообщает своему другу: «Вы все более отучаете меня от стремления, которое во всякой практической, а особенно поэтической деятельности, нетерпимо, - идти от общего к индивидуальному, и, напротив того, указываете мне путь от отдельных случаев к общим законам». В другом письме, адресованном Гете, Шилер пишет, что многим из его спекулятивных идей недоставало тела, и именно Гете навел его (Шиллера) на настоящий след.

Суха теория, мой друг...

Истина Гете – живой дух. Его критерий – плодотворность. Гете решительно заявлял: «Только одно несчастье существует для человека, – это когда в нем укрепляется какая-нибудь идея, не оказывающая влияния на активную жизнь».

Если говорить в терминах философии, мировоззренческая позиция Гете во многом строилась как полемика с субъект-объектным дуализмом Декарта, при котором объекту неизбежно отводится вторичное место. Объект при таком подходе становится мертв, безжизнен, превращаясь в пустую абстракцию ума. Для Гете природа, окружающий мир – это такой же субъект (или точнее субъекты), каким является человек (люди). Сам Гете сущность своего мировоззрения очень прегнантно выразил в короткой поэтической формуле – «теория, мой друг, суха, а древо жизни зеленеет вечно».

Из переписки

Шилер о романе Доротеи Фейт «Флорентин»: «Роман этот, представляющий собой диковинную карикатуру, позволил мне составить более лестное представление  о сочинительнице; кроме того, он служит новым доказательством того, сколь много может достичь дилетант хотя бы в сфере механического и чистой формы»

Эрих Фромм причисляет Гете к той категории мыслителей, которые экзистенциальным модусом своей жизни избирают «бытие», а не «обладание». Сравнивая стихотворение Гете и стихотворение английского поэта Тенисона, посвященное цветку, Фромм обращает внимание на то, что Гете, как и Теннисон хочет сорвать цветок, но в отличие от Теннисона, считает, что это означает погубить его. Для Гете цветок является живым существом - он даже разговаривает с поэтом. Позиция Гете по отношению к миру - промежуточная между позициями Теннисона и Басе (японский поэт, чьи хокку Фром также подвергает анализу). Если Теннисон – срывает цветок, а Басе – оставляет его там, где он растет, то Гете берет цветок с корнями и пересаживает его в свой сад, не нанося вреда его жизни. В Гете сила жизни побеждает простую любознательность. Именно в этом выражается сущность его мировоззрения.

История жизни – история мысли

Переписка Гете и Шиллера посвящена множеству аспектов. Но, конечно, же центральными темами являются искусство, наука и жизнь. Под «наукой» здесь следует иметь в виду «духовную науку», синкретический сплав идей естествознания и философии. Что касается искусства - и Гете, и Шиллер, стремясь к созданию нового искусства, больше всего внимания уделяли проблеме формы. В поисках идеальной формы они обратились к греческому искусству. Многие причины обусловили тот культ античности, которому Гете и Шиллер отдали столь значительную дань. Но в числе первых стоит назвать, пожалуй, именно социально-политические. Дело в том, что развитие всей буржуазно-демократической идеологии, господствовавшей во времена Гете и Шиллера проходило под знаком освоения и интерпретации наследия античной культуры. В эпоху Гете и Шиллера античность была эталоном гражданских, этических и эстетических идеалов.

Выше мы уже отмечали широту интеллектуальных интересов, свойственную представителям эпохи Просвещения. Переписка Гете и Шиллера является ярким тому подтверждением. Ценность двух томов этой переписки распадается на 2 плана. С одной стороны – это своеобразный документ умонастроений целой эпохи, в котором в сжатом виде присутствуют все ее ключевые тенденции и основные темы. С другой – и это, наверное, более важно – переписка показывает формирование мировоззрения двух выдающихся личностей в истории культуры, или точнее, если говорить в терминах Гете, «жизнь мысли» двух друзей.   

Рекомендуем прочесть:

1. К. Свасьян – «Философское мировоззрение Гете».

2. Р. Сафрански – «Шиллер, или открытие немецкого идеализма». 

Автор: Алибек Шарипов
582