«Интертекст»: Сокрытое в листве. Что общего у психоанализа и Бусидо?

«Интертекст»: Сокрытое в листве. Что общего у психоанализа и Бусидо?

Что общего у собрания историй бывшего самурая под название «Сокрытое в листве» и у одного из самых важных и интересных психаналитических ответвлений 20 столетия? Concepture публикует интерпретацию одного из положений Хагакурэ, основанную на лакановском психоаналитическом подходе.

В собрании комментариев самурая Ямамото Цунэтомо «Хагакурэ» (Сокрытое в листве), представляющем собой духовное и практическое руководство воина, есть один примечательный пассаж, касающийся воспитания детей: «Покойный Дзинэмон говорил, что лучше, когда рождаются сыновья, но не дочери. Дочери не могут прославить свою семью и позорят родителей. Очень плохо, если дочь – первый ребенок, а лучше всего, если все дети – сыновья».

На первый взгляд может показаться, что это шовинистические воззрения патриархальной Японии XVII века. Однако дело обстоит куда тоньше и сложнее. Для адекватного понимания этой могущей показаться оскорбительной, но вполне обоснованной заметки, следует обратиться к концепции структурного психоанализа Жака Лакана.

Три регистра психики

Реальное – доязыковое бессознательное, в котором человек находится непродолжительное время с момента рождения. Он еще не отличает себя от мира и находится с ним в неразрывном единстве. Он не противопоставляет себя реальности, а образует с ней одно целое. Это чистое биологическое существование в мире, как он есть. Именно это состояние имеет в виду Лао Цзы, когда говорит, что ребенок знает Истину. Если описывать стадию Реального в терминах кантовской философии, можно сказать, что на этом уровне ребенку доступно измерение ноуменов.

Воображаемое – регистр, который формируется на так называемой стадии зеркала в возрасте от 6 до 18 месяцев. Ребенок устанавливает связи между организмом и реальностью через усвоение образа своего тела. С этого момента он начинает отличать себя от остальных явлений. В терминах Фихте — производить дихотомию Я/не-Я. При этом под Я ребенок понимает образ своего тела, который на самом деле есть нечто внешнее и внеположенное ему. Именно это и становится началом отчуждения субъекта от самого себя – ребенок усваивает себя не изнутри, но через внешний образ. Говоря «Это Я», он показывает не на себя, а на своего зеркального двойника (образ тела), который  есть  некто другой. В лакановской терминологии это и есть другой (с маленькой буквы).  

Символическое – надиндивидуальное измерение психики, образующееся в результате усвоения социальных норм, культурных кодов, правил языка, поведения и прочих регламентирующих установок. Символическое означает некую упорядоченность, структурность, четкую определенность, культуру, воплощающуюся в образе Большого Другого.

На одном из своих семинаров Лакан как-то заявил «Женщина не существует». И это, как и в случае с «Хагакурэ», не было выражением примитивного шовинизма. Это было сказано в том смысле, что женщину нельзя вписать в символическую сетку. Она противится символизации и всегда избыточна относительно заданных параметров символического универсума. Женщина есть нечто большее, чем сумма ее социальных ролей и даже архетипов. В юнгианской психологии женщина рассматривается как одна из составляющих сизигии.

Однако мифология представляет женское начало вполне самодостаточным (Гея, Тиамат, Намму, Пачамама, Мать Сыра Земля, Шакти, Анаит), не нуждающимся в начале мужском. В этом смысле женское ближе к первоначальному Хаосу, чему-то неоформленному, неопределенному, чуждому всякой определенности, борющемуся с принуждающей силой порядка. Показателен в этом отношении миф о титаномахии. Титаны, дети Геи, олицетворяющие первородные хаотичные стихии, сражаются с олимпийцами, которые символизируют космический порядок. Как отмечает Головин: «Гея родила Урана. Значит Уран только одно из многочисленных порождений космического партеногенеза».

Женщина, следовательно, в большей степени принадлежит порядку Реального. Отсюда извечный конфликт с мужчинами, которые тяготеют к Символическому. Самые фундаментальные оппозиции: свет/тьма, Аполлон/Дионис, интеллектуальное/ инстинктуальное, культурное/природное – в конечном счете восходит к оппозиции мужское/женское, в терминах Лакана символическое/реальное.

Вернемся к «Хагакурэ»

Японская культура, основанная на принципах Бусидо (Путь Воина), безусловно, является символическим образованием (как и любая другая культура). Именно поэтому автор произведения пишет о неспособности дочерей прославить семью, так как женщины не способны к полной символизации. То есть, женщина в силу своей принадлежности порядку Реального (Природного) изначально враждебна Символическому (Культурному).

Конечно, сомнительно предполагать, что японцы феодальной эпохи владели контекстом структурного психоанализа и постигали реальность в терминах Лакана. Скорее они пришли к этому через жизненную практику. Это значит, что Лакан описывает и концептуализирует то, что имеет место, сиречь, факты. И обвинять его концепцию в ограниченности европейской гуманитаристики 20 века не приходится, поскольку она также релевантна иноземным и даже иновременным культурам.  

Советуем прочесть:

1.Ж.Лакан – Работы Фрейда по технике психоанализа;

2.Цунэтомо Ямомото – Хагакурэ.

 
 
 
 
 
Автор: Алибек Шарипов
1129