«Интертекст»: Тратить деньги – полезно для экономики. «Похвала праздности» Бертрана Рассела

«Интертекст»: Тратить деньги – полезно для экономики. «Похвала праздности» Бертрана Рассела

«Я утверждаю, что в мире сделано чересчур много работы, что вера в то, что работа – это добродетель, нанесла огромный вред, и что в современных индустриальных странах следует проповедовать идеи, весьма далёкие от тех, что издавна проповедовались». Вряд ли именно эти слова приходят на ум, когда слышишь имя Бертрана Рассела, но, как ни удивительно, именно они лучше всего отражают экономические убеждения философствующего математика. Concepture рассказывает о небольшой работе Рассела под названием «Похвала праздности», чтобы разобраться, действительно ли накопительство и трудолюбие вредят экономике.

Почему именно это эссе?

Вклад Бертрана Рассела в общемировую философскую мысль переоценить трудно, однако, помимо чисто философских работ, у профессора Рассела есть ряд публицистических эссе и интервью, в которых он выражает свои позиции, гражданскую и личностную, в вопросах политики, религии, науки и экономики. И, как у любого философа с активной гражданской позицией, у Рассела есть те работы, социальная значимость которых становится заметна спустя некоторое время. «Похвала праздности», написанная в 1932 году, относится именно к таким.

Чтобы понять важность намечаемых в эссе перспектив, стоит слегка окунуться в исторический контекст. Что такое тридцатые годы? В первую очередь – это разгар великой депрессии в США.

Во-вторых – это годы становления и формирования СССР: стахановское движение, мощная индустриализация и сопутствующие ей голодные годы. В-третьих – это все нарастающее влияние Гитлера в Германии, который всего через год (1933) становится рейхсканцлером.

Не удивительно, что в Расселе проснулся «внутренний критик», точнее даже «внутренний экономический критик». Ведь ситуация в мире была, мягко говоря, не самая лучшая – на лицо экономический и духовный кризисы, о которых философ не устает напоминать на страницах своего эссе. Однако критиковать – одно, и совсем другое – предлагать альтернативы, но Рассел не был бы Расселом, если бы не предложил их. Давайте разбираться.

Инвестировать вредно для экономики

Мысль профессора развертывается весьма необычным образом. Свои рассуждения философствующий математик начинает с довольно-таки экстравагантного тезиса, который, в итоге, пройдет золотым стандартом через все эссе – «в мире сделано чересчур много работы». Удивляет, не так ли? Особенно из уст столь трудолюбивого и продуктивного человека как Бертран Рассел. Так в чем же кроется подвох?

Очередь за бесплатным супом и кофе. Период «Великой депрессии». США.

Ни для кого не секрет, что «Великая депрессия» в США сильно напугала остальной цивилизованный мир и схожего развития событий судорожно пытались не допустить в Старом Свете. Причин у экономического кризиса было множество и одной из них, возможно, даже главной, была нехватка денежной массы. Однако, есть еще две причины, которые и послужили основным поводом для критики существующей экономической модели: кризис перепроизводства и, так называемый, биржевой пузырь – инвестиции в производство сверх реальной необходимости. Что ж, теперь все стройно и логично – похоже, в мире действительно было сделано слишком много работы.

«Пока человек тратит свой доход, он кладёт столько же хлеба во рты людей, сколько забирает изо ртов других людей, зарабатывая. С этой точки зрения, истинный негодяй – тот, кто делает сбережения. Если он, не мудрствуя лукаво, кладёт сбережения в чулок, как тот французский крестьянин из пословицы, они, понятно, не создают рабочих мест»

Так вот, получается, критикует Рассел даже не столько саму склонность к труду, сколько психологию накопительства и бережливости, с вытекающей из них склонностью работать больше, чем требуется для формирования того, что зовется волшебным словом «капитал». Этот, господствующий в умах благонадёжных граждан западных стран, архетип, профессор Рассел и считает главной проблемой.

Женская швейная фабрика. Англия. Начало XX века.

Философ замечает, что все те благородные принципы, которые так яро пропагандируются на государственном уровне, есть не что иное, как способы заставить пролетариев работать еще больше. Долг перед другими, совесть, трудолюбие, «с исторической точки зрения, есть способ убеждения остальных, использовавшийся сильными мира сего, что жить надо для пользы хозяев, а не для собственной».

С экономической же точки зрения, ситуация такова: сберегать, вкладывать и инвестировать во что-то – правильно и полезно. Тратить – вредно и неправильно. А мы уже знаем, к чему привел дисбаланс в экономике. Потому-то философ столь резко критикует склонность инвестировать свои деньги в малоэффективный бизнес или ссуживать государству, которое тратит их на будущие войны или выплату налогов за войны прошлых лет. Перспектива-то не из приятных. Что делать?

Даешь больше досуга

Пить пиво, веселиться и поменьше работать. Да, таков почти буквальный ответ Бертрана Рассела. Но не все так просто. Во-первых, снова нужно обратиться к историческому бэкграунду, на котором еще яснее проступают контуры предлагаемых философом изменений. И, уже во-вторых, подробно рассмотреть предлагаемую английским математиком схему.

Судоходный канал между принадлежавшими Бриджуотеру копями в Уэрсли и Манчестером.

Вплоть до конца 19 века, распределение труда в Англии было таковым, что среднестатистический рабочий проводил за условным станком почти 12, а то и все 16, часов в сутки. Досуг же считался генетической привилегией богатого класса и беднякам отдыхать было не положено. Рассел вспоминает слова одной герцогини, приводя их как пример типичных рассуждений представителя высшего класса: «К чему беднякам выходные? Они должны работать».

В начале 20 века положение низших классов изменилось к лучшему, но феодальное умонастроение никуда не делось. Что сильно удивляет Бертрана Рассела и, в связи с этим, он предлагает откровенно и без предрассудков взглянуть на этику работы, явно строящуюся вокруг данного умонастроения.

«Допуская, что труд, вообще говоря, неприятен, делаем вывод: несправедливо, если человек потребляет больше, чем производит. Конечно, он может предоставлять услуги, а не продукты потребления – как врач, например – но он обязан предоставлять что-то взамен питания и проживания. В этом объёме обязательность работы должно признать – но только в этом объёме»

Так, и что дальше? А дальше – четырёхчасовой рабочий день, которого при «нынешнем уровне техники», по словам философа, будет достаточно, чтобы обеспечивать экономический потенциал государства и не ввергать значительную часть населения страны в рабское положение.

Единственную проблему Рассел видит в сложившейся психологии «рабочего». Человек, привыкший пахать сутками напролет, не обучен отдыхать – факт. По совместительству, этот факт выступает еще и главным аргументом правящих классов в борьбе против идеи распределенного труда. Рабочий, получивший в распоряжение уйму свободного времени, потратит его на разврат и пьянство. Что, в какой-то мере, справедливо, но не стоит забывать, по какой причине этот самый рабочий не обучен культурно управляться с отведенным ему временем. 

Землевладелец на машине и его крестьяне на комбайне.

Потому Бертран Рассел видит в идее четырёхчасового труда только положительные стороны, которые с лихвой компенсируют возможные последствия. А поможет в деле построения новой культурно-социальной парадигмы, по мнению философа – глубокое всестороннее образование. Которое, кстати, и поможет избежать «разврата и пьянства», ну и содомии тоже.

«Существенный момент в любой такой [то есть построенной на идее четырёхчасового рабочего дня] общественной системе – то, что образование нужно давать более глубокое, чем это принято в настоящее время, и оно должно быть нацелено, в частности, на прививание вкусов и склонностей, которые позволят людям разумно использовать досуг»

В какой-то момент, читая эссе, может показаться, что Рассел предлагает вернуть власть народу, но это не так. На самом деле он предлагает воспитывать и постепенно формировать третий класс, сочетающий в себе черты трудолюбивого большинства и праздного меньшинства. Эдакого Homo Universalis.

В сочетании с четырёхчасовой системой труда, новая общественная система приведет к третьему возрождению. Обязательной работы будет достаточно чтобы себя обеспечивать, но она не будет вызывать изнеможение. Как следствие, городское население перестанет отдавать предпочтение только лишь пассивным формам развлечения. В таком мире каждый будет обладать научным интересом и достаточным временем чтобы его удовлетворить. И, что еще важнее, каждый сможет делать что-то действительно полезное для социума.

И снова об эссе

Подведем итоги. В чем главная историческая ценность «Похвалы праздности»? Может быть, в идее четырёхчасового рабочего дня? Или в предложении более глубокого и всестороннего образования? Нет. Главное – это идея сбалансированной экономики. Отказа от накопительства и необоснованной капитализации. И что такого, спросите вы?

В «Похвале Праздности» Бертрану Расселу удалось, за четыре года до того, как Джон Кейнс сформулировал основные положения своей теории, предложить идею сбалансированной экономики. В соответствии с этой идеей, дисбаланс, приводящий к кризису, возникает из-за того, что часть участников экономического процесса склонна сберегать свои деньги.

Кейнс нашел решении в отказе от золотого стандарта и наращивании денежной массы. Бертран Рассел предлагает выход куда более логичный – меньше работать, больше тратить и заниматься самообразованием. Выбор, как всегда, за вами. 

Рекомендуем прочесть:

1. Бертран Рассел – «Почему я не христианин».

2. Бертран Рассел – «Во что я верю»

Автор: Ефрем Таскин
1524