«Как это устроено»: Сокровенная суть вещей. Что такое японский театр Но?

Театральное искусство любого народа мира имеет такие формы, которые являются национальным достоянием и выражением духа целой эпохи. В Японии таким статусом обладает театр Но. Concepture публикует заметку об основополагающем жанре японской драматургии.

История и художественный метод театра Но

Японский театр возникает в VII-VIII вв. как форма религиозного обряда. Поэтому традиционный японский театр и доныне хранит в себе следы древних культов, которые сопровождались танцами и песнями. Отсюда и специфическая черта всех театральных жанров Японии – органическое сочетание, синтез музыки (вокальной и инструментальной) и танца. Особенное место в истории японского театра принадлежит театру Но. Это целая эпоха в истории японского театрального искусства, которая во многом определила его дальнейшее развитие и стала его лицом. Именно в театре Но сценическое мастерство было объединено с драматургией высокого уровня. Ёкёку, пьесы театра Но, вошли в сокровищницу японской литературы.   

Художественный метод, положенный в основу ёкёку, состоит из двух принципов: мономанэ – «подражание вещам» и югэн – «сокровенная суть», «скрытая красота». Коренное отличие театра Но от европейского театра заключается в особой эстетике скрытого приема и внутреннего воздействия и восприятия. Сэами, видный театральный деятель, дал эстетике тетра Но такое образное определение: «Как будто бы проводишь весь день в горах; как будто бы зашел в просторный лес и забыл о дороге домой; как будто любуешься на морские тропы вдали, на челны, скрывающиеся за островами... Как будто бы следишь задумчиво за полетом диких гусей, исчезающих вдали средь облаков небесных». Что это значит? То, что актер в своей игре  не должен воплощать действительность натуралистично, а должен уметь раскрыть только сокровенную суть предметного мира и внутреннего мира человека.

Все остальные элементы представления отдаются на откуп зрительскому воображению и эмоциональному отклику по поводу увиденного. Так формулируется суть эстетического восприятия ёкёку. Такая установка диктует художественную условность спектакля: все движения, жесты и действия актера имеют символический смысл. Например, прыжок с подставки на пол сцены означал, что героиня бросилась в реку, а взмах кнутом означал движение всадника. Одним из самых важных в этом плане атрибутов был веер, который по ходу действия пьесы мог выполнять функцию пишущей кисти, меча, сосуда с вином, чаши для вина, волшебного жезла. Движения веера символизировали самые разные действия, поступки и настроения.

Человека, привыкшего к европейскому театру, могла поразить и такая своеобразная черта Но, как бедность сценического оформления. Удивляло отсутствие декораций и условность обстановки, в которой развивался сюжет, когда деревянные рамы, соединенные вверху и внизу и слегка увитые зеленью, изображали шалаш или дом, а небольшая крыша на четырех палочках, водруженная на высокую подставку из деревянных рам, – буддийский храм и т.д. Новая обстановка обозначалась не сменой декораций, а простым переходом актеров на другой участок сцены или изменением позы. Все остальное опять же дополнялось работой воображения зрителя. Если актер стоял спиной к хору, значит он следил за восходом луны, любовался ей; если же он стоял лицом к хору, значит он лицезрел закат. Благодаря крайне скупому фону эффектно выглядели красочные, пышные костюмы актеров, выступавших в мастерски исполненных деревянных масках.  

Музыка, танец и сюжет

Неотъемлемой частью театра Но всегда были музыка и танец. Актеры стремились к совершенству исполнения традиционных движений, то необыкновенно медлительных, торжественных, то стремительных и напористых. Традиционность японской культуры ярко отразилась в театральном искусстве, в котором тенденция к новаторству была сведена к минимуму. Уровень актерского мастерства определялся в сравнении с мастерством исполнителей старшего поколения.

Минимализм, свойственный театру Но, распространяется и на текст драм. Авторы ёкёку не занимались придумыванием каких-то замысловатых сюжетов и персонажей. Они облекали в форму пьесы общеизвестные истории, заимствованные из литературы, мифологии и фольклора.     

Центральным элементом сюжета большинства драм является встреча первого персонажа (ваки) со вторым персонажем (ситэ). Как правило, в пьесах ёкёку события не показываются, о них рассказывается зрителю с помощью диалога между двумя персонажами. Это происходит в ходе припоминания героем какого-либо замечательного события, которое произошло давно и связано с этим местом. Постепенно ваки подмечает, что ситэ в подробностях знает о произошедшем очень давно. Тогда ситэ признается, что является духом человека, с которым произошло припоминаемое событие, а затем исчезает. Ваки возносит молитвы, и в полночь к нему приходит дух умершего героя, о котором повествовалось ранее и который рассказывает живому о своих страданиях при жизни и после смерти.

Таким образом, сцена и помост для актера и зрителя – это сакральное пространство, в котором одновременно сосуществуют земной и неземной миры. В театре Но, словно в храме, появляются божества и призраки, совершаются молитвы и заклинания. Это вполне объяснимо тем, что сцена Но долгое время размещалась на священных территориях. Отсюда эта тесная связь сценического действа с духовной стороной жизни японцев. Одной из задач театра Но и является отразить взгляд на жизнь как на нечто преходящее и указать путь религиозного спасения. Столкновение жизнелюбия и понимания иллюзорности земного мира порождают драматический конфликт ёкёку. Каждый герой драмы подводит ожидаемый для зрителя итог:

О, знаю я давно, что так непрочен

наш жизненный удел. И уж разорван ныне

тот временный обет, что в мире-сне

нас связывал...

Автор: Вячеслав Шильке
948