«Теории»: Концепция речевых актов Дж.Остина. Как управлять вещами при помощи слов?

«Теории»: Концепция речевых актов Дж.Остина. Как управлять вещами при помощи слов?

В нашей жизни язык играет огромную роль. Речь – это то, что отличает нас от животных. Concepture публикует обзор, посвященный теории речевых актов Джона Остина.

Джон Остин и аналитическая философия 

Джон Остин родился в 1911 году в Ланкастере. Образование он получил в колледже Оксфордского университета, и поскольку в XX веке Англия повально занималась аналитической философией, выбор традиции на профессиональном поприще Остина был предопределен.

Аналитическая философия – это течение англо-американской мысли, которое в противовес континентальной философии (немецкой, французской), характеризовалось антиметафизической направленностью, а также стремлением к логической точности и языковой ясности при формулировании проблем и их решении. Внутри аналитической философии, в свою очередь, выделяют два направления: философию логического анализа и философию лингвистического анализа. Представители первого направления занимаются преимущественно наукообразной философией, четко отделяя сферу обыденных представлений от собственно научных. При этом критерием истины они считают научную строгость и рациональность. Сторонники же второго направления относятся к такой ограничивающей установке весьма скептично. С их точки зрения истина укоренена в опыте реальной жизни, в простом человеческом разумении, проявляющемся в обыденном словоупотреблении. Поэтому основной задачей философии они считают прояснение и уточнение фраз разговорного языка. Джон Остин принадлежал именно к этому направлению.

В 1962 году он издает книгу «Смысл и сенсибилии», в которой подвергает критике традиционное представлене о чувственном опыте как основе истинности. По Остину, ощущения могут обманывать, поэтому полагаться на них нельзя. Остин произвел кропотливое, дотошное исследование феноменов «реальности» и «иллюзорности» на примере обыденного языка. Он тщательно анализирует способы употребления таких слов как «являться», «казаться», «выглядеть» и приходит к тонким выводам (которые многие посчитают вообще не заслуживающими внимания) о том, что «реальность» и «иллюзорность» предмета в зависимости от контекста может варьироваться в плане значения. Например, парик, охотничий манок и бижутерия «иллюзорны» по-разному, а кажущаяся изогнутой под водой палка – не иллюзия, а подлинное восприятие. В итоге Остин заключает, что проблема состоит не в истинности/ложности чувственных восприятий, а в осмысленности/неосмысленности языковых формулировок. Фундаментальное открытие Остина заключалось в выявлении особой группы слов, которые он назвал «перформативы».

Перформативы и структура языка

 

Перформатив — это высказывание эквивалентное действию. Остин обнаружил, что если поставить некоторые глаголы в позицию первого лица единственного числа, они отменяют функцию истинности/ложности предложения (то есть его соответствие/несоответствие реальности), а вместо этого сами становятся реальностью. К перформативам относятся клятвы (клянусь говорить правду, только правду и ничего кроме правды), обещания (провинившийся ребенок говорит отцу «Обещаю, что этого никогда больше не повторится»), предупреждения (предупреждаю, я буду стрелять) , приказания (приказываю вам сдаться). Как видно из приведенных примеров, человек, используя перформативы, не описывает те или иные действия, а совершает их. То есть словосочетание «Я приветствую вас» – это перформатив (предложение, являющееся осуществлением некоторого действия и потому не имеющее значения истинности)  , а словосочетание «Он поприветствовал его» – это констатив (предложение, описывающих некоторое положение вещей и потому значение истинности имеющее). Поскольку к перформативу в отличие от пропозиции не может быть применен предикат истинности/неистинности, Остин предлагает иной критерий для его оценки, а именно – успешность/неуспешность.

Например, кто-то говорит «приказываю вам выполнить задание в срок». Если задание выполняют в срок – перформатив успешен, если нет – неуспешен. Успешность перформатива зависит от ряда социальных условий, в данном случае успешность приказа обусловлена положением и полномочиями лица, этот приказ отдающего. Понятно, что перформатив президента страны окажется более успешным, чем перформатив учителя начальных классов. В этом замечании проявляется еще одно принципиальное положение остиновской теории: поскольку исполнение приказа возможно только в обществе, где легитимна оппозиция начальник/подчиненный, можно утверждать, что перформатив всегда опирается на социальные конвенции.

Впоследствии Остин отказался от жесткого разгарничения предложений на перформативы и констативы, осознав, что в принципе любое высказывание обладает деятельностной природой. Взамен Остин формулирует более сложную структуру языка, в которой выделяет три уровня: локутивный, иллокутивный, перлокутивный.

«Локутивный уровень»

представляет собой произнесение высказывания, обладающего фонетикой (звуковым составом), грамматикой (порядком слов) и семантикой (смыслом).

«Иллокутивный уровень»​

выражает коммуникативную цель высказывания, то, ради чего оно произносится.

«Перлокутивный уровень»

это набор вспомогательных средств высказывания, служащих его успешной реализации; намеренное воздействие на адресата для достижению положительного результата.

Надо отметить, что все три уровня одновременно присутствуют в одном высказывании. Их различение Остин совершает сугубо в методических целях. Осуществляя локутивный акт, говорящий одновременно осуществляет иллокутивный акт, когда спрашивает или отвечает на вопрос; информирует, уверяет или предупреждает; объявляет решение или намерение; объявляет приговор; назначает, взывает или критикует; отождествляет, описывает и т. п. Отличие иллокутивных от перлокутивных актов заключается в степени воздействия на адресат высказывания. Если иллокутивный акт ограничивается предупреждением или приказом, то перлокутивный акт может включать: угрозы, уговоры, убеждения, принуждения и т. д.

Пример локутивного акта: «Он сказал, что мне нужно быть дома в 8».

Пример иллокутивного акта: «Он настоял, чтобы я был дома в 8».

Пример перлокутивного акта: «Он заставил меня прийти домой в 8».

Подводя итог, можно сказать, что главной особенностью теории речевых актов Джона Остина на начальном этапе было соединение языка и деятельности, а на позднем – принципиальное определение деятельностной природы языка. 

Рекомендуем прочесть:

1. Джон Серль – «Что такое речевой акт?»;

2. Джон Остин – «Слово как действие».

Автор: Алибек Шарипов
1097