«Теории»: Где кончается сознание? Концепция Василия Налимова

«Теории»: Где кончается сознание? Концепция Василия Налимова

«Что такое сознание и как оно работает?». Этот вопрос уже долгое время занимает ученых разных направлений. Concepture публикует статью, в которой изложены взгляды российского ученого Василия Налимова относительно этой непростой темы.  

Не «что?», а «как?»

Для современной философской и научной мысли характерно принципиальное переосмысление привычных явлений и феноменов, которое заключается в переориентации с традиционной субстанциально-предметной трактовки (что) на функционально-процессуальное понимание (как). В этой связи на передний план выдвинулись такие дисциплины как семиотика и синергетика, которые в отличие от классических наук, описывавших природу, структуру и поведение изучаемых объектов, ограничиваются описанием способов нашего понимания объектов и способов их самоорганизации.

Сознание, как наиболее проблематичный объект, подпадающий под трансдисциплинарный ракурс многих наук, в этом отношении не стало исключением. Сегодня все чаще, когда ведут дискурс о сознании, говорят о нем не как о некой сущности (что?), а как о некоем способе организации белковых тел (как?).

Концепция сознания Налимова, безусловно, может быть отнесена к категории современных течений мысли, которые в плане параметров отличает замена предметности на процессуальность, и сущности – на осуществление.

Самопишущийся текст

Налимов считает, что самой адекватной функциональной моделью, отражающей сознание, является текст. Так как всякий текст есть прежде всего носитель смыслов. А сознание напрямую связано со смыслами: с одной стороны оно ими оперирует, с другой – они (смыслы) составляют его (сознания) содержание. Только в отличие от реальных текстов, которые будучи однажды зафиксированы на бумаге теряют способность изменять свое содержание, человек может все время переписывать текст своего сознания заново.

Сознание открыто Миру. Оно находится с ним в отношениях коммуникации, при которой, задавая вопросы, сознание получает на них ответ как будто бы из ниоткуда. Однако Налимов это «ниоткуда» именует Миром метасемантики.

Сам Налимов не останавливается на подробном разборе понятия «Мира метасемнатики», но из контекста его работ видно, что в этом вопросе он примыкает к неоплатонической традиции, постулирующей существование высших миров, или, если конкретизировать, существование космического Разума, который является источником всех возможных смыслов.

6 ступенек до Смысла

Сознание, по Налимову, имеет 6 уровней.

Первый, высший уровень – это тот слой нашего сознания, где смыслы подвергаются раскрытию через обычную аристотелеву логику. Проще говоря, это уровень логического мышления.

Второй уровень – это уровень предмышления, где вырабатываются те исходные постулаты, на которых базируется собственно логическое мышление.

Третий уровень – это подвалы сознания. Там происходит чувственное созерцание образов. Там, если пользоваться терминологией Юнга, осуществляется встреча с архетипами коллективного бессознательного.

Четвертый уровень – самый нижний – это физическое тело человека. Здесь у читателя может возникнуть вполне резонное недоумение. Какое отношение тело человека имеет к его сознанию? Но дело в том, что для Налимова сознание – это не идеальная сущность, а многомерный комплексный феномен, включающий в себя в том числе и физические характеристики.

Помочь понять тело как один из уровеней сознания может ссылка на всем известные психологические практики такие как: релаксация, сенсорная депривация, холотропное дыхание и др. Эти практики часто исползуются в различных тренингах и упражнениях с целью привести человека в измененное состояние сознания. Налимов отмечает, что когда человек подвергается этим воздействиям, у него отключаются верхний логический уровень сознания. Но в то же время нельзя сказать, что человек полностью теряет сознание. Он просто приходит в состояние измененного сознания, когда начинает преобладать четвертый нижний уровень, коим является его тело.

Перечисленные 4 уровня образуют своеобразную семантико-телесную «капсулу». Эта капсула и есть традиционная структура сознания, рассматриваемая в рамках большинства научных дисциплин. Своеобразие же концепции Налимова заключается именно в оставшихся двух уровнях: пятом и шестом.

Пятый уровень Налимов называет уровнем метасознания и призывает не бояться непривычно звучащих для науки метафор. Уровень метасознания – это космический уровень. На этом космическом уровне происходит спонтанное порождение импульсов, несущих творческую искру.

Наконец, шестой уровень – это нижний слой космического сознания, мир фиксированных архетипов, по своему смыслу почти полностью совпадающий с коллективным бессознательным Юнга.

Таким образом, 5ый и 6ой уровни представляют собой двухслойную модель космического сознания, в котором 6ой уровень – это набор устойчивых смысловых образов, а 5ый уровень – это область порождения творческих импульсов.

Все новое – это хорошо переработанное старое

Нетрудно заметить, что 2ой и 3ий уровни сознания, выделенные Налимовым, без каких-либо возражений могут быть отождествлены с фрейдовским бессознательным. Так в чем же дело? Неужели Налимов просто занимается перепевом чужих мыслей?

Его действительно можно было бы обвинить во вторичности и тривиальности, если бы не одно «но». Дело в том, что для Фрейда область бессознательного была совокупностью инстинктивных по своей природе влечений. Ни о каком смысле применительно к бессознательному в теории Фрейда не могло быть и речи. Вырисовывалась несводимая дуальная топика: сознание против бессознательного, смыслы против инстинктов. Отсюда и само название - «бессознательное», указывающее на то, что в этих пределах психики сознание напрочь отсутствует.

Налимов же в отличие от Фрейда считал 2ой и 3ий уровни сознания своеобразными опосредующими инстанциями, через которые 5ый уровень космического сознания, представляющий собой семантический триггер, запускает действие первого высшего логического уровня. То есть, все служит смыслу. Нет ничего, что было бы лишено качества сознательности.

Оправдав Налимова перед психологией, мы однако не сможем сделать этого же перед философией. Ведь концепция сознания Налимова очень сильно напоминает концепцию ноосферы Вернадского. А задолго до них еще Гегель говорил, что «все действительное – разумно». А задолго до Гегеля об этом писали древнегреческие философы.

Впрочем сам Налимов никогда не скрывал родословную своих идей. В своей книге «Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье» он писал: «Мой подход можно рассматривать как дальнейшее развитие философии Платона (а в какой-то степени даже и Анаксагора), а также, конечно. Плотина, понявшего чисто интуитивно роль числа в Мироздании. У Платона мы находим высказывание об изначальном существовании идеи. Его учение о Едином (в диалоге Парменид) выглядит сейчас как попытка раскрытия представления о континууме доступными тогда средствами. Единое оказывается у Платона связанным со многим через число. Многое у него не является частью Единого, а содержит в себе все целое. У меня как раз и показывается, что изначально существующий континуум смыслов проявляется через число без разбиения его на части».

Возвращаясь к упомянтой в самом начале дихотомии «что» и «как», можно сказать, что заслуга Налимова состояла не в том, что он открыл, а в том, как он описал то, что было известно с дрвених времен. А описал он это языком математики.

Рекомендуем прочесть:

1. В. Налимов – «Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности».

2. В. Налимов – «В поисках иных смыслов». 

Автор: Алибек Шарипов
1461