«Теории»: Воображая прекрасное. Три эстетические теории XX века

«Теории»: Воображая прекрасное. Три эстетические теории XX века

Зачем человеку искусство? Как оно возникает и по каким законам существует? На эти вопросы пытается ответить эстетика. Concepture публикует заметку о трех эстетических теориях XX века.

Концепция поэтического воображения Бенедетто Кроче

Можно сказать, что с теории Бенедетто Кроче (1866-1952) берет свое начало история эстетических учений XX века. В своих научных изысканиях Кроче был движим желанием очистить искусство от всяческих ложных напластований, извращающих его суть. По мнению Кроче, искусство является лирической интуицией и ничем больше. Такое понимание природы искусства резко расходится с устоявшимися к началу XX века взглядами на него. Необычайная популярность и значимость теории Кроче для эстетики объясняется попыткой обнаружить настоящую основу искусства, которая и должна быть основным предметом эстетики. Благодаря работам Кроче эстетика избавилась от влияния других гуманитарных дисциплин и сконцентрировалась на изучении искусства как такового.

Что же конкретно говорит Кроче об искусстве в рамках своей теории? Смысл и назначение творчества в отрыве от различных искажений довольно просты: искусство выражает чувства и является свободной игрой воображения. Как плод воображения и результат эмоциональных переживаний искусство представляет собой наивный взгляд на мир. Можно сказать, это первоязык, посредством которого люди выражают свое отношение к окружающему миру: удовольствие или отвращение, влечение или страх. На языке искусства человек говорит о своем жизненном опыте. В связи с этим Кроче делает важный вывод: в задачи искусства не входят правдивое отражение действительности, назидание, поиск истины и закрепление нравственных норм. Словом, искусство имеет свои законы и представляется скорее некой формой высказывания, а высказываемся мы чаще всего именно о том, какой опыт получили и какое отношение к нему сформировали. Чтобы подтвердить свои тезисы Кроче разработал схему категорий бытия, из которой следует, что эстетика имеет дело только с такими категориями, как красота и воображение. Поэтому эстетика отделена от других наук (логики, экономики и этики).

Эстетика, по Кроче, представляет собой свободное от предубеждений восприятие человеческих страстей, облеченных в выразительную форму. Художник с помощью воображения конкретизирует различные явления, придает определенную форму материалу, собранному предшествующими поколениями людей. В этом и заключается суть творческого акта – открыть новые формы, используя опыт, накопленный всем человечеством. Примером тому являются поэты и писатели, которые говорят по-своему о том, что близко всем людям на земле. Сущность теории Кроче лаконично изложил Г. М. Тальябуэ: «Самые различные точки зрения,  с которых Кроче судил о произведениях искусства, по существу,  всегда сводились к одной – к позиции защиты самостоятельности искусства, иначе говоря, к определению его роли».

Метафизическая теория Ананды Кумарасвами

К началу XX века в эстетике прочно укрепилась точка зрения на творчество как на проявление божественности. Прекрасное – основополагающая категория эстетики – понимается как язык, данный человеку свыше. Прекрасное характеризуется 3 качествами: целостностью, соразмерностью и великолепием. Произведение искусства, обладающее этими качествами, может появиться только по воле Творца, то есть сам художник не в силах творить самостоятельно, он лишь проводник божественных смыслов в наш мир, этакая «дудка бога». Творческий потенциал человека актуализируется только при участии Бога, который как бы вдыхает в него способность созидать прекрасное, наделяет его вдохновением. Как выражается Жак Маритэн, «вдохновение поэта проявляет свою близость предвечному Творцу – создателю вселенной».

В русле этой теологической доктрины в XX веке появляется теория восточного мыслителя Ананды Кумарасвами, знатока как древних, так и современных философских и религиозных систем. Для него искусство – религиозный или метафизический символ. Посредством символического языка искусства художник передает нам то, что открылось ему при соприкосновении со сферой божественного. Поэтому, по мнению Кумарасвами, прекрасным является то, что пробуждает в нас воспоминания о чем-то общезначимом, сущностном, а вовсе не то, что приводит нас в восторг или приносит удовольствие. Согласно этой концепции искусство, в первую очередь, направлено на разум, а не на чувство. Если произведение искусства не предполагает осмысления его содержания, не подвигает на размышления, то оно не выполняет свою эстетическую функцию.

Например, известное хокку Мацуо Басе («Старый пруд. Прыгнула в воду лягушка. Всплеск в тишине») призвано не просто доставить эстетическое удовольствие читателю, а привести его к осознанию бренности человеческой жизни и всего мира. Кумарасвами подчеркивает, что крайне ошибочно и даже пошло оценивать художественное произведение только с внешней стороны (формальной, функциональной), забывая о внутренней, содержательной стороне, коей и является сложная религиозная символика.

Феноменологическая теория Морица Гейгера

Глубиной мысли отличается теория философа Морица Гейгера, который предложил метод особого восприятия ценности и объекта искусства. По мнению Гейгера, проникнуть в сущность художественного произведения можно лишь посредством усердного, сконцентрированного созерцания его человеком. По Гейгеру, суть определенного жанра или целого вида искусства познается через анализ отдельного произведения. В чем суть феноменологического метода? Гейгер объясняет ее так: «Первый признак феноменологического метода заключается в том, что он придерживается феноменов, что он занят исследованием феноменов. Второй признак состоит в том, что он стремится постигать эти феномены не в их случайной и индивидуальной обусловленности, но в их сущностных моментах. Третий признак – в том, что эту сущность следует постигать не через дедукцию и не через индукцию, но через интуицию».

Гейгер считает ошибочным наличие в эстетике какого-то одного высшего принципа типа «искусство – это подражание», а также индуктивный метод, когда сущность трагического пытаются установить, обращаясь к трагическому у различных драматургов. По Гейгеру, сущность трагического, как и любого другого эстетического явления, можно выявить уже в отдельно взятом произведении, а не в череде ему подобных. Гейгер признает, что настоящее искусство доставляет радость, однако она совершенно иная, нежели наслаждение, полученное от любого вида развлечения. Наслаждение характеризуется как временное явление, в то время как радость от восприятия произведения искусства представляет собой вневременную, постоянную ценность. Эта радость является такой же важной составляющей личности, как религиозность, нравственность, ум и т.д.         

Рекомендуем прочесть:

1. Р.Ингарден – «Исследования по эстетике».

2. Н.Гартман – «Эстетика».

3. А.Ф.Лосев, В.П.Шестаков – «История эстетических категорий».

 

Автор: Вячеслав Шильке
945