«Теории»: Слава чиновникам! Государство по версии Дж.Дьюи

«Теории»: Слава чиновникам! Государство по версии Дж.Дьюи

Джон Дьюи – лицо американского образа жизни. Человек, чья философия стала практически национальной идеей. Философ-прагматик и невероятно разносторонний ученый. Concepture публикует материал, в котором рассказывает о его взглядах на устройство государства.

Бесполезные теории

Как и всякий прагматик, Дьюи подвергает критике традиционный способ теоертизирования относительно понятия «государство», когда гипотетически предполагаются различные версии причин его возникновения.

Заниматься определением гипотетической каузальности с точки зрения Дьюи глупо и вот почему:

1.

Мы не знаем наверняка, каковы были истинные причины;

2.

Даже если мы их узнаем, знание причин не гарантирует нам возможность улучшения текущего положения дел.

Теории относительно природы государства бесполезны еще и потому, что они объясняют все в общем и целом, и ничего в частности. Так, например, физика, химия и зоология сообщают нам о целом ряде условий, без которых человеческие существа не смогли бы образовать сообщества. Но они ничего не говорят о достаточных условиях человеческого общежития и о формах, которые оно принимает.

Дьюи утверждает, что поиск причин и факторов, ведущих к образованию государства, всегда чреват скатыванием в мифологию. Объяснять происхождение государства ссылкой на то, что человек – это политическое животное, значит вращаться в порочном словесном круге. Это то же самое, что выводить религию из религиозного инстинкта, семью из материнских и отцовских чувств, а язык из природного дара речи.

Дьюи перечисляет различные теоретические подходы, сторонники которых видят авторство государства то в божественной воле, то в общественном договоре, а то и в автономной трансцендентной воле, воплощённой во всех людях как универсальное начало. Сам же Дьюи полагает поиски первопричины бессмысленными, главное – помочь человеку в потоке опыта двигаться по направлению к поставленной цели и достигать её.

Действия и их последствия

Вместо бесплодного теоретизирования Дьюи предлагает обратиться к очевидным фактам. А факты заключаются в том, что а) все люди так или иначе взаимодействуют друг с другом; б) любое взаимодействие влечет за собой то или иное последствие.

На основании этих простых очевидных положений Дьюи и определяет сущность государства. Он выделяет два вида последствий, производимых в процессе человеческого взаимодействия: последствия, которые не выходят за рамки участников взаимодействия и не касаются других людей (например, разговор двух пенсионеров на лавочке) и последствия, которые затрагивают большое количество людей за пределами непосредственного взаимодействия (например, разговор Путина и Трампа).

В рамках данного различения можно обнаружить зачатки разделения социальной деятельности на приватную и публичную. То есть, когда, например, А и Б ведут между собой беседу, такое действие является транс-акцией. Они оба участвуют в ней. Её результаты, так сказать, переходят с одного разговаривающего на другого.

В итоге один из них или оба вместе могут получить какую-то пользу или понести ущерб. Предполагается, что последствия всего этого остаются между А и Б, не выходя за рамки их общения. Если действие происходит между этими лицами, оно носит частный характер. Однако, если оказывается, что последствия разговора выходят за рамки непосредственного общения и затрагивают интересы многих других людей, действие приобретает общественный характер.

Государство и есть такая форма организации общества, которая призвана устанавливать контроль над влиянием последствий общественного характера.

Как возникло государственное право?

Свои рассуждения Дьюи подкрепляет ссылкой на историю формирования права (как непременного атрибута любой государственности). Правовые институты возникли в те далёкие времена, когда было признано право на самозащиту. Если человеку причинялось зло, то только он сам мог решить, что нужно делать, чтобы восстановить справедливость. Нанесение оскорбления и ответное наказание обидчика было частной трансакцией, делом, касавшимся только тех, кто в нём непосредственно участвовал, и больше ничьим. Но на помощь оскорблённой стороне сразу же спешили друзья и родственники, и то же самое происходило на стороне обидчика. Поэтому последствия ссоры не могли остаться только между непосредственными виновниками происшедшего.

В результате вспыхивала смертельная вражда, и кровавая междоусобица могла охватить массы людей и продолжаться из поколения в поколение. Осознание опасности и вреда от расширения и продолжения распри для целых родов привело к возникновению публичного права. Трансакции перестали касаться только непосредственных участников. Те, кого это затрагивало косвенно, образовали общество, которое предприняло меры по охране своих интересов, создав соответствующие структуры для общепринятой регламентации подобных происшествий. 

Что же такое государство?

Отвечая на этот сакраментальный вопрос, Дьюи дает очень простое формальное определение, которое может показаться даже наивным, если не знать контекста и хода рассуждений американского философа.

Дьюи пишет: «Государство это такая организация общества, которая осуществляется через посредство чиновников и имеет своей целью защиту общих для всех своих членов интересов».

Чиновник в данном случае – это должностное лицо, то есть, частное лицо, наделенное (уполномоченное) властью для ограждения людей от пагубных последствий общественного характера. Дьюи настаивает на том, что чиновники – это обыкновенные люди. Они не исполняют волю некоего коллективного анонимного начала, и тем более не являются авторами тех норм и законов, по которым живет общество. Чиновники – это просто должностные лица, выполняющие представительские функции. Сущность чиновничества сводится к общественному авторитету, позволяющему им контролировать общезначимые последствия поведения, несущие благо или зло.

Таким образом, даже в отношении такого, казалось бы, абстрактного явления как государство, воззрения Дьюи оказываются насквозь прагматичными. Государство и власть – это не мистические силы, довлеющие над людьми подобно древнегреческому Року. Это конкретная деятельность конкретных людей, которая может подвергаться критике, коррекции и реформированию. О государстве в этом случае можно судить по его чиновникам, по степени их ответственности и добросовестности в отношении выполняемой ими работы.

Каждый раз с чистого листа

Конечно, не существует единой формы государства. Многочисленные и различные виды его следует искать в истории. Примечательно, что среди всего многообразия конкретных государств Дьюи отрицал возможность определения лучшего из них. В этой связи он писал:

«Невозможно сказать, какая из реально существующих форм государства является лучшей: по крайней мере, подобный вывод нельзя будет сделать до тех пор, пока не настанет конец истории, после чего можно будет сопоставить все когда-либо существовавшие формы».

Для Дьюи, как для прагматика, практика была первичней теории, и потому даже самые совершенные теоретические модели прошлого меркли перед потенциальной бесконечностью вариантов, которые практика может предложить в будущем.

Дьюи считал, что мы не имеем никакого представления о том, что готовит нам грядущий день. И поэтому формирование государств всегда будет являть собой некое экспериментирование, неизменно включающее в себя метод проб и ошибок. А поскольку условия деятельности и ее познания находятся в постоянном изменении, любой эксперимент придётся проделывать сызнова, и поиски государства надо будет периодически возобновлять.

Рекомендуем прочесть:

1. Дьюи Дж. – «Моё педагогическое кредо».

2. Дьюи Дж. – «Либерализм и социальные действия».

Автор: Алибек Шарипов
427