«Теории»: Все ради гениальности. Что такое образование по Ф.Ницше?

«Теории»: Все ради гениальности. Что такое образование по Ф.Ницше?

Образование сегодня является системообразующим социальным и культурным фактором. Каким должно быть настоящее образование? Чего не хватает современному образованию? Concepture публикует статью, в которой предлагает варианты ответов от Фридриха Ницше.

Лень-матушка

Цицерон когда-то сказал, что матерью всех бед является глупость. Но что является матерью самой глупости? На этот вопрос дал ответ Ницше.Согласно Ницше, атрибутивной чертой каждого человеческого характера является ленность души. Именно ее наличием объясняется столь распространенная привычка прятать свою собственную жизненную позицию за обычаями и мнениями.

Ницше пишет: «В сущности, каждый человек хорошо знает, что он живет на свете только один раз, что он есть нечто единственное, и что даже редчайший случай не сольет уже вторично столь дивно-пестрое многообразие в то единство, которое составляет его личность; он это знает, но скрывает, как нечистую совесть, – почему? Из страха перед соседом, который требует условности и сам прячется за нее. Но что же заставляет отдельного человека бояться соседа, мыслить и поступать стадно и не наслаждаться самим собой? Немногих и редких людей, быть может, – стыдливость. Но для огромного большинства это – изнеженность, инертность, – словом, склонность к лени».

Нет школы в своем отечестве

Подлинной задачей всякого образования, по Ницше, как раз является освобождение индивидуальной души от оков привычки и порабощенности ленью. При этом, Ницше признается, что в своем отечестве он не нашел ни одной школы, которая бы соответствовала этим критериям. По его собственному признанию он «увидел, насколько жалкими представляемся мы, современные люди, по сравнению с греками и римлянами, даже в отношении серьезного и строгого понимания задач воспитания».

В своейственной ему желчной манере Ницше дает презрительную оценку нравам своих современников, их омерзительной самоудовлетворенности своим неутешительным положением, которое, однако, никто и не замечает. По мнению Ницше, даже наиболее знатные и наиболее осведомленные люди обнаруживают скудость своих запросов, когда удовлетворяются откровенным ничтожеством того, что именуется гимназиями и университетами. Ницше не скупится на едкие характеристики, когда говорит о сфере образования. Так, в частности, он называет ее «кунсткамерой бестолковых голов и устарелых учреждений». 

Требовательный ученик

Разумеется, Ницше нельзя обвинить в реакционерстве и мракобесии. Известный оборонительный прием, когда критика трактуется как форма самозащиты, к Ницше уж точно не применим. Другими словами, нападки Ницше на качество и уровень образовательных институтов своей эпохи, обусловлены вовсе не тем, что они были ему не по зубам, не тем, что он не мог их осилить и потому злопыхал от досады и унижения – вовсе нет. Наоборот, разгромная критика Ницше проистекала из факта несоответствия наличного уровня образования тем высоким требованиям, которые Ницше к ним предъявлял.

Вот что он пишет по этому поводу: « Можно проблуждать по всей Германии, и в особенности по всем университетам, и не найти того, чего ищешь: ведь даже гораздо более низкие и простые желания остаются здесь неудовлетворенными. Если бы, например, кто-нибудь из немцев захотел получить серьезное ораторское образование или пройти школу писателя, то он нигде не нашел бы руководителя и школы; у нас, по-видимому, никто даже не думал, что речь и письмо суть искусства, которые не могут быть приобретены без заботливого руководства и усерднейшего обучения». И это говорится во второй половине 19 века про страну, на територрии которой находятся Гейдельбергский университет и Тюбингенская семинария!

Даешь, воспитателей!

Так чего же, по рецепту Ницше, не хватало немецкому образованию, чтобы быть полноценным? Ответ может показаться достаточно банальным – подлинных воспитателей. Но пусть вас не смущает это привчное слово. Под «воспитателями» Ницше имеет в виду не строгую, уперевшую руки в бока тетю Клаву, неусыпно бдящую за непослушными малышами, а самобытную творческую личность, способную даровать людям освобождение от иллюзий самости. Что это значит?

Дело в том, что большинство людей полагает свое истинное Я находящимся внутри них самих, как некую скрытую сущность, которая всегда при них и которая никогда никуда не денется. Но такую точку зрения Ницше считает глубоким заблуждением. Истинная сущность, по Ницше, лежит не глубоко скрытой в тебе, а неизмеримо высоко над тобою или по крайней мере над тем, что ты обычно принимаешь за свое я.

Воспитатель же и есть тот человек, который впервые пробуждает сознание от спячки и показывает, что твое истинное Я еще только впереди, ждет тебя, и от тебя зависит, достигнешь ты его или нет. Поэтому воспитатели могут быть только  освободителями.

В свете этого радикально трансформируется сама суть образования. Оно не дает нам «искусственных членов, восковых носов, вооруженных очками глаз», как принято считать. Напротив, оно должно «отметать все сорные травы, мусор и червей», коими зачастую являются наши культурные привычки и социальные стереотипы.

Всё не то, и всё не так

Критикуя сложившуюся систему образования, Ницше настаивает на ошибочности самих принципов, лежащих в ее основе. Например, отношение  ученых к науке показывает, что они думают больше о науке, чем о человечности, что их «учат, как потерянный отряд, жертвовать собою, чтобы привлекать новые поколения к тому же жертвоприношению».

Самым главным и самым ошибочным принципом, который царит в сфере образования и науки, по Ницше, является заимствованный из экономики принцип «чем больше, тем лучше». Когда количество заменяет качество, это приводит к тому, что поколения вырастают кривыми и однобокими. Но даже это не столь пагубное последствие, как тот факт, что в современной сфере образования начисто отсутсвует фактор нравственного воспитания. Студента во времена Ницше, впрочем, как и современного студента,  воспитывает наука, т. е. нечеловеческая абстракция. Поэтому, если мы спросим себя: где найти для нас всех наши нравственные образцы среди наших современников? – мы не сможем ответить себе на этот вопрос.

Ницше утверждает, и вполне правомерно, что «фактически мы живем унаследованным капиталом нравственности, который накопили наши предки и который мы умеем не умножать, а только расточать». Именно отсутствие подлинно нравственного фактора (не как  свода формальных норм поведения, а как живого чувства собственной причастности к современности и личной ответственности за ее состояние) является главной причиной того, что сегодня даже самые образованные представители своего общества могут быть охарактеризованы только как специалисты, эксперты, профессионалы, но не как творческие самобытные личности, живые примеры, беспрецедентные исторические уникумы.

Рекомендуем прочесть:

1. Ф.Ницше – «О будущности наших образовательных учреждений».

2. Ф.Ницше – «Ecce Homo. Как становятся сами собою».

Автор: Алибек Шарипов
1025