Статья №4: Мир вне границ. «Transmetropolitan»  Уоррена Эллиса

Статья №4: Мир вне границ. «Transmetropolitan» Уоррена Эллиса

Мы уже находимся вне аксеологического пространства, в котором существовало общество всю свою историю. Безумие встречается всё чаще. И всё реже вызывает удивление. Остаётся хвататься за что-то давно известное и понятное всем, например Правду. Именно об этом, о правде, комикс Уоррена Эллиса «Transmetropolitan». Concepture публикует свой материал о незаурядном произведении.

«Чем дольше живёт человечество, тем больше оно себя разрушает» – этот устойчивый стереотип давит на каждого из нас, хотя мы этого и не осознаём. Подспудно же сознание отмечает незначительные на первый взгляд изменения. Кинговское «мир сдвинулся», подходит и для нашей современной ситуации.

Разрушаются институты, схемы взаимодействия и понятия, которые раньше не только имели вес, но задавали определённый тембр взаимодействия людей и окружающего мира. К примеру, такое простое понятие как семья, в двадцатом веке подразумевавшее вполне стандартную схему с некоторыми отклонениями, сегодня преобразилось в настоящего осьминога вариантов. И не только оно. Мы всё ближе к границе неопределённости, за которой привычный уклад жизни канет в небытие.

Неопределённость, почти квантовая – основная характеристика реальности, описанной в «Трансметрополитан». Уоррен Эллис исследует мир, дошедший до края, погрязший в тотальном солипсизме и трансгуманизме. Границы реальности в пространстве «Трансметрополитан» размыты донельзя, и единственный спасательный круг, который оставляет автор человеку – это Правда. В этом мире она единственная может связать разрозненные куски общества воедино.

«Журнализм — это билет в дорогу, путешествие в темное сердце тех картинок, которыми вас потчуют на ТВ и в интернете. И я собираюсь взять вас с собой.»

Детище Уоррена Эллиса и художника Дэрика Робертсона увидело свет в 1997 году. Первые выпуски появились под крылом инпринта DC Comics – Helix, который после был закрыт, а успешная серия перекочевала к другому инпринту, славящемуся «комиксами для взрослых», – Vertigo. В 2002 году серия логично подошла к концу и теперь насчитывает 60 выпусков и 3 необязательных special-выпуска (спешелов).

Как и предыдущий наш пациент «Трансметрополитан» имеет сериальную форму, поэтому начинать читать это чудо стоит с самого первого выпуска, иначе рискуете не разобраться в хитросплетениях сюжета. Заранее предупреждаем, комикс не просто так имеет маркировку «18+».

Но прежде чем мы перейдём к самому произведению, давайте немного погрузимся в историю профессии главного героя (слегка забегая вперед, он гонзо-журналист). В современной журналистике есть множество жанров, многие из которых родились и трансформировались в современный формат во второй половине двадцатого века. Одним из возникших жанров стал гонзо.

Гонзо-журналистика – это бескомпромиссный способ подачи правдивых новостей сквозь субъективную призму восприятия самого пишущего. Он не просто наблюдатель. Прямой участник. Пионер и по сути создатель этого жанра – Хантэр С. Томпсон, чья панамка известна каждому, кто хотя бы мельком увидел фильм «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», написанную по одноимённой книге взбалмошного журналиста.

Конечно, так просто в один абзац не уместить всё то, чем стал гонзо в мире холодной и отстранённой журналистики, стремящейся к абсолютной объективности. Гонзо стал Вызовом. Настоящим обрушением основ. Правило, бывшее незыблемым довольно долго, превратилось в пыль под неудержимой энергией всего одного человека.

«Журнализм для фанатичных людей. Он для упертых и полубезумных. Для тех, кому не насрать.»

Во многом «Трансметрополитан» делает именно его главный герой — Спайдер Иерусалим, пишущий в этом самом жанре. Конечно, и раньше в комиксах попадались принципиальные герои – тот же Роршах из «Хранителей», – но здесь принципиальность, близкая к одержимости, соединяется с гонзо-журналистикой воедино и приближается к границам максимума.

Спайдер – социопат, циник, наркоман и просто конченный отморозок. Помимо сего внушительного списка он так же обладает острым умом и безумной отвагой, от чего прославился как самый отпетый журналист всего Города (The City), из которого сбежал ещё до начала комикса.

Первый выпуск показывает нам Спайдера-отшельника, обвешанного оружием в загородном домике, с длинными волосами и густой бородой. Его единственная проблема – он не может ничего написать. Не строчки. А ведь где-то там контракт с издательством на пять книг, из которых написано только три. Нужда в средствах и материале заставляет журналиста с дурной славой вернуться в Город и объявить войну единственному настоящему врагу журналистики – лжи.

«Кто-то сказал, что журнализм — это искусство контроля нашего окружения. Но это фигня. Я не контролирую ничего печатной машинкой. Журнализм — это просто пистолет. В нем есть один патрон, но все, что тебе нужно — это просто верно прицелиться. Прицелься, и ты сможешь отстрелить коленную чашечку всему миру...»

Крайность – вот что делает комикс незабываемым. Она выкручивает все ползунки на максимум. Если жестокость, то бескомпромиссная и абсолютно обыденная. Взрыв целой толпы, подожжённые и обгоревшие трупы за окном кафе, в котором главные герои пьют кофе. Они даже не поворачивают голов на очередной взрыв. Тут и там мелькают вывески о плотских утехах самых разных «жанров», а кафетерии предлагают «свежее человеческое мясо» – ведь человечество хочет развлекаться всегда, даже за порогом произошедшего Апокалипсиса.

Религии здесь возникают не каждый день, а каждый час. Одна диковиннее другой. То же происходит и с технологиями. Здесь размывается грань «нормы»: её искажают сотни разных модификаций (от генных до инженерных). Инопланетяне распродали все свои технологии и всё, что у них осталось – продать свой генокод, тем самым породив целую новую субкультуру – недорасу Транссиантов.

Основной приём Эллиса – гипербола. Он увеличивает всё, и тем самым максимально обнажает изнанку не столько возможного общества будущего, но того, что происходит уже сейчас. С каждым годом мы теряем ещё один моральный ориентир, тем самым позволяя себе больше. Сколько нам осталось до каннибализма? Легализации зоофилии, некрофилии и прочих «отклонений»? Массового производства сотен самых разных наркотиков?

Не мудрено, что среди этого хаоса Спайдер Иерусалим поднимает и гордо держит единственно-возможное знамя, понятное самым опустившимся, потерявшимся в трипах, загнанным в гетто или сидящим в пентхаусах – знамя Правды. Он гордо несёт его, не обременяя себя ответственностью. Какая ответственность в мире, шагнувшем за грань?

Правда здесь выступает тонкой нитью, оправдывающей все действия героя, многие из которых не просто спорны, но банально непонятны читателю. Так Спайдер может вызвать массовые беспорядки единственно для того, чтобы обратить внимание граждан Города на новый выпуск своей газеты. Или избить парнишку-посыльного, который мешает ему пробраться на крышу, чтобы поймать лучший «ракурс» происходящего. Но такова цена Правды.

«Трансметрополитан» очень жёсткий комикс, даже шокирующий. Его свобода, разнузданность, открытое безумие буквально выплескиваются со страниц вам в лицо, а нецензурная брань в тексте показывает пресловутый средний палец всему «приличному» миру разом. Такова Правда. Она никого не щадит и не жалеет. Зачастую бьёт под дых и всё, что ты можешь – это как-то начать с ней справляться. Подчинённый идее Правды «Трансметрополитан» перенимает её характеристики и открыто заявляет, что здесь никому поблажек не будет.

Сложно советовать этот комикс к прочтению. Глупо этого не делать. «Трансметрополитан», как и любой авторский комикс, – это высказывание. Высказывание о Правде пропускать нельзя. Как бы не было неприятно.

Рекомендуем прочесть:

1. Уоррен Эллис – «No Hero».

2. Гарт Эннис – «Preacher».

Автор: Марк Полещук
771