«Эротика Текста»: «Степной Волк» Германа Гессе

«Эротика Текста»: «Степной Волк» Германа Гессе

«Степной волк» – интеллектуально-философская проза, ставшая классикой ХХ века. Герману Гессу удалось создать образ героя, ставшего воплощением главной проблемы ушедшей эпохи - рвущегося из глубин психики бессознательного. Concepture погружается в метафорический и двойственный мир «Степного волка», чтобы ответить на вопрос кто же он – «герой ХХ столетия»?

XX век стал точкой невозврата для мира классических ценностей, своего рода толчком в пропасть, коей оказались войны, революции и социальные потрясения. «Переоценка ценностей» и стремительная смена господствующей парадигмы привели к рождению нового типа человека, с новыми запросами и взглядами на жизнь. В свою очередь, искусство, призванное изучать проблемы действительности, переживает такие же резкие изменения - литература исследует и эксплуатирует тему вновь родившегося героя, героя новой эпохи, стоящего на границе между классической системой аксиологических координат и новой, еще не родившейся, парадигмой.

Одним из культовых произведений, исследующих проблему человека ХХ века, становится «Степной волк», опубликованный немецким (уже) классиком Германом Гессе в 1927 году. Написан роман в популярной тогда манере интеллектуально-философской прозы. «Степной Волк» – это роман-панорама, раскрывающий перед читателем фигуры и складки психического мира главного героя, Гарри Галлера.

По структуре «Степной Волк» Гессе является «книгой в книге». Для читателя повествование начинается с погружения в мир Гарри через его дневник – «Записки Гарри Галлера (только для сумасшедших)», в котором он описывает перипетии своей психической жизни. Галлер по натуре одиночка и предпочитает обществу других людей свое собственное.

Гарри снимает небольшую, ничем не примечательную комнату, довольствуясь в ней своим одиночеством. Разложенные повсюду книги он перечитывает, выделяя в них нечто для себя существенное. Слушает классическую музыку, особенно отмечая Моцарта. Его вечера наполнены высокоинтеллектуальным досугом, в них он видит свое спасение от общества, переживающего гибель моральных устоев.

Но в какой-то момент Гарри начинает чувствовать разъедающее его изнутри противоречие.  В нем просыпается тот самый волк и требует погрузиться в мир, далекий от наполненных глубокими смыслами вечеров. Это темный мир инстинктов, необузданной дикости и жестокости. В его душе происходит противостояние двух противоположных начал: «человеческого», с присущими ему культурой, духовностью, рациональностью, и «животного» – выражающего все активно вытесняемое и подавляемое человечеством на протяжении многих веков (биологическое, инстинктивное), и так некстати всплывшее на социальную поверхность в начале ХХ века.

Стремясь разрешить конфликт и вернуть душевную гармонию, Гарри обнаруживает еще один пласт проблемы, накладывающийся на уже существующие противоречия - осознание наличия еще одной борьбы двух начал – истинной духовности и мнимой, поверхностной, суетной, в которой он вынужден существовать и с присутствием которой вынужден мириться. Внешне Гарри производит впечатление вежливого, деликатного и скромного человека, страдающего от одиночества, чувствующего себя чужим.

Оставаясь принципиально и радикально иным, он начинает себя презирать и ненавидеть, и впадает в глубокое отчаяние, он не видит другого выхода, кроме как самоубийство. Его натура не принимает простого смирения с действительностью и ожиданиями заслуженного счастья и нормальных человеческих отношений. Он страдает от мысли, что необходимо проживать дни, радуясь, что ничего плохого не случилось. От мыслей о такой жизни он приходит в бешенство и его утонченность и духовность сменяются на желание изменить мир, пользуясь аморальными и деструктивными инструментами.

Как раз в этом и проявляется его природная сущность. Он готов убить себя, чтоб избавиться от давления общества, где не находит себе места. Попытки найти душевный покой снова и снова приводят его назад к мещанскому мирку, в атмосфере которого он был воспитан. Гарри видит в нем равновесие и компромисс между крайностями и полюсами человеческого поведения.

К сожалению, для такого масштаба личности не характерно простое смирение, и попытки жить «как все» лишь усугубляют и без того обостренную разочарованность, возвращают желание лишить себя жизни.

Характер героя полностью состоит из противоречий, еще сильнее проступающих на поверхность на фоне глубокого одиночества. В этих чертах выражается и отражается сущность формирующегося образа человека XX века, героя новой, еще не наступившей, эпохи. Волнующие и меняющие жизнь события ставили перед людьми задачи подстраиваться и приспосабливаться к ситуациям. Образ «Степного волка» в такой перспективе выступает своего рода иллюстрацией к метаниям души, коими переполнена жизнь Гарри Галлера, потерявшего всякие ориентиры и вечно ищущего ответы и пути выхода из душевного кризиса так же, как волк ищет ориентиры в однообразном пространстве степи.

Как раз в этих тонкостях и явно не просто так тянущемся через весь роман символизме поможет разобраться психоанализ. В начале ХХ века его идеи витали в воздухе и их ухватывали многие, в том числе и Герман Гессе, увлекавшийся работами К.Г. Юнга, З. Фрейда и А. Адлера. Сам Гессе писал, что психоанализ дает возможность более точно познать взаимодействие сознательного и подсознательного, то есть расширить знания о человеческой природе.

«Когда найдено объяснение страхам, ложным представлениям, подавленным инстинктам, то жизнь и личность предстают в своем более высоком и чистом значении» ­­– писал Гессе.

Нас сейчас интересуют идеи Юнга, которого мы так любим и частенько упоминаем в статьях. Одним из основополагающих архетипов у Юнга является Тень – это негативная часть личности, то есть сумма скрытых, невыгодных свойств, недостаточно развитых функций и содержаний личного бессознательного. Юнг писал, что животное, инстинктивное начало характерно для архетипа Тени.

Проблема неприятия себя, своей Тени и определяется как невроз с психологической точки зрения. А все неврозы, как мы знаем, уходят корнями в наше детство. Не случайно Гессе, увлекающийся психоанализом, ввел в свой роман небольшое пояснее, раскрывающее причины разлада Гарри с самим собой.

«Тут я должен вставить одно психологическое замечание. Хотя я мало что знаю о жизни Степного волка, у меня есть все причины полагать, что любящие, но строгие и очень благочестивые родители и учителя воспитывали его в том духе, который кладет в основу воспитания «подавление воли». Так вот, уничтожить личность, подавить волю в данном случае не удалось, ученик был для этого слишком силен и тверд, слишком горд и умен. Вместо того чтобы уничтожить его личность, удалось лишь научить его ненавидеть себя самого. <…> Что касалось остальных, окружающих, то он упорно предпринимал самые героические и самые серьезные попытки любить их, относиться к ним справедливо, не причинять им боли, ибо «люби ближнего твоего» въелось в него так же глубоко, как ненависть к самому себе, и, таким образом, вся его жизнь была примером того, что без любви к себе самому невозможна и любовь к ближнему, а ненависть к себе - в точности то же самое и приводит к точно такой же изоляции и к такому же точно отчаянию, как и отъявленный эгоизм».

Отсюда возрастает внутренний конфликт главного героя – неприятие себя и, как следствие, нелюбовь к окружающим, к миру. Кстати, автор подмечает в названии самого произведения степень отчужденности Гарри от внешнего мира. Он именно степной волк, бродящий по бескрайним просторам в совершенном одиночестве.

Казалось бы, выход из такого душевного кризиса невозможен и единственный путь – покончить с собой. Но все же, герой поступает иначе, а именно находит тот самый Магический театр, платой за вход, в который является разум. То есть отказ от рационального начала, которое мешает ему примириться с его Тенью. Он должен принять иррациональное начало.

Цель попадания в этот театр проста – Гарри должен доказать, что рассматривает свою личность целиком, включая во внимание все ее стороны. Как говорит ему Пабло, один из героев романа: «Теперь ты отбросил очки твоей личности, так взгляни же разок в настоящее зеркало! Это доставит тебе удовольствие». Интерпретируя образ Магического театра, можно сказать, что это встреча Гарри со своим бессознательным, попытка понять свою сущность и обрести счастье. Герой достигает своей цели и избавляется от душевного кризиса, чувствуя себя целостной личностью.

Как он сам ощущает:

«Я еще раз взглянул в зеркало. Я тогда, видно, спятил. Никакого волка, вертевшего языком, за высоким стеклом не было. В зеркале стоял я, стоял Гарри, стоял с серым лицом, покинутый всеми играми, уставший от всех пороков, чудовищно бледный, но все-таки человек, все-таки кто-то, с кем можно было говорить».

Герой находит примирение со своими недостатками, с той стороной, которая его тяготила, не давая покоя. Он, наконец, обретает душевный покой. Конечно, на этом ничего не заканчивается. Как известно, идеала не существует, необходимо постоянно приближаться к нему. И Галлер не останавливается, а продолжает идти и дальше по пути к своей гармонии, к поиску себя.

Представленный образ многогранен, личность с таким характером называют сильной. Такие люди не погибают в собственных проблемах, они находят силы идти дальше. Решение проблемы в Магическом театре – жить в игре, фантазируя и постоянно тасуя карты. Ни к чему нельзя относиться всерьез кроме того, что важно для тебя. Герой приходит к ощущению принятия мира с его всевозможными бедами и тяготами, с радостями и достижениями. 

После всего вышесказанного, остается только констатировать, что образ Гарри Галлера-«Степного волка» отлично характеризует XX век, который изменил жизнь общества и поставил человека в положение вечного выбора. Нестабильность, присущая тому времени, порождала образ героя, который должен «прогибаться под изменчивый мир».

Рекомендуем прочесть:

1. Герман Гессе – «Игра в бисер».

2. Герман Гессе – «Демиан».

Автор: Ксения Красикова
2123