«Колорит»: Окно в духовный мир. Художественный язык иконы

«Колорит»: Окно в духовный мир. Художественный язык иконы

Икона – один из самых сложных живописных жанров, поскольку выражает визуальным языком суть христианского учения. Concepture публикует заметку о смысле и художественном языке иконы. 

Икона – это интереснейший феномен христианской культуры, который давно уже осмысляется вне этой конкретной культуры. Почти две тысячи лет богословы и художники занимаются обоснованием значимости иконы для всего христианского мира, изучением ее художественного языка и духовных, а также эстетических истоков.

История иконы

Искусство иконописи берет свое начало в Византии. Византийцы не только являлись творцами изумительных мозаик, фресок, росписей и икон, но и пытались описывать и осмыслять плоды своего творчества. Именно здесь, в центре восточно-христианского мира, появились первые изображения святых, которые со временем стали иконописным каноном, отступать от которого было запрещено. Это одна из особенностей иконописного искусства, которое отличается традиционностью: художники каждый раз воспроизводят утвержденный для всех образец.

Такое понимание, безусловно, противоречит современному пониманию искусства, которое считается пространством авторской свободы и фантазии. Ничего такого иконописец не знает, он далек от самовыражения. Более того, он даже намеренно скрывает свое имя, подчеркивая соборность (всеобщность, коллективность) иконы, а единственное имя, которое он может поставить на своей работе по ее завершению, так это имя изображенного. Это связано, прежде всего, с тем, что человек со средневековым сознанием усматривал в творческом акте непосредственное участие божественной воли, а потому создание иконы открывало путь к общению с богом, непостижимого для ума. Икона воспринималась в качестве моста, соединяющего человека и бога, как вместилище божественного.

Традиционный характер иконописи касается и целых направлений. Так, три вида древнерусской иконописи в сущности представляют собой незначительные варианты византийского канона. Византийский стиль можно узнать по некоторой сухости и тонкости фигур, по узким пропорциям, натянутым драпировкам. Византийские мастера любили работать с деталями и узорами, стремились поразить зрителя богатством, насыщенностью красок.

Русская иконопись – это результат культурного влияния Византии. Иконописный канон древнерусским мастерам принесли византийские живописцы, которые и расписывали первые русские храмы. Первым русским иконописцем, имя которого нам известно, был печорский инок Алипий, иконы которого по преданиям не горели в огне, а в написании одной из них участвовал ангел. Но самым известным русским иконописцем является андроньевский инок Андрей Рублев, трудившийся в XV в. Именно его иконы стали русским каноном.

Художественный язык иконы

Взглянув на икону как на художественное произведение, мы увидим большую разницу между ней и любым другим современным живописным полотном. Даже не зная о глубоких основах этого искусства, определяющих неповторимый иконописный стиль, можно почувствовать, что икона не просто что-то показывает, а еще и о чем-то говорит. Надо сказать, что христианские теоретики искусства никогда не видели в иконе сугубо художественную ценность. В этом ее коренное отличие от живописи: картины фиксируют эмоциональное состояние художника, направлены на эмоциональное переживание и ограничены сюжетом, а икона запечатлевает духовный облик, направлена на ум и открывает доступ к безграничному.

В связи с этим Е.Н. Трубецкой пишет: «Икона – не портрет, а прообраз грядущего храмового человечества. И, так как этого человечества мы пока не видим в нынешних грешных людях, а только угадываем, икона может служить лишь символистическим его изображением. Что означает в этом изображении истонченная телесность? Это – резко выраженное отрицание того самого биологизма, которое возводит насыщение плоти в высшую и безусловную заповедь… Изможденные лики святых на иконах противополагают этому… царству самодовлеющей и сытой плоти не только «истонченные чувства», но прежде всего – новую норму жизненных отношений. Это – то царство, которого плоть и кровь не наследуют».

Икона воспринимается христианским сознанием как текст, который учит вере и укрепляет ее, помогает постичь конечную истину. В этом и заключается основная особенность иконического изображения – его нужно уметь читать, поскольку это особый текст, написанный символическим языком. Как писал П.Флоренский, «икона всегда или больше себя самоё, когда она – небесное видение, или меньше, если она некоторому сознанию не открывает мира сверхчувственного и не может быть называема иначе как расписанной доской. Глубоко ложно то современное направление, по которому в иконописи надлежит видеть древнее художество, живопись, и ложно прежде всего потому, что тут за живописью вообще – отрицается собственная ее сила: даже и вообще живопись или больше или меньше самоё себя. Всякая живопись имеет целью вывести зрителя за предел чувственно воспринимаемых красок и холста в некоторую реальность, и тогда живописное произведение разделяет со всеми символами вообще основную их онтологическую характеристику – быть тем, что они символизируют». 

Следует отметить, что для христианства Слово является фундаментом, на котором выстраивается и специфика иконы. Восприятие иконы чуждо какому-то ни было эстетическому наслаждению, несмотря на то, что эстетическая составляющая присутствует в христианской культуре достаточно явно. Но все же первейшая функция иконы – приобщить к Слову, призвать совершить молитву, в процессе чего через видимое начинает проглядывать невидимое, надчеловеческое. Таким образом, смысл иконы не в самой иконе, а в ее «содержании», и здесь она приближается к сути античного искусства – катарсису, очищению души.     

Будучи сакральным текстом, икона написана особым художественным языком, знаки которого требуется знать. Прочтение иконы как текста происходит на 4 уровнях:

1

Буквальный – определение того, что изображено на иконе.

2

Аллегорический – дешифровка образов и символов.

3

 Моральный – осознание того, зачем это изображается.

4

Анагогический – постижение первообраза, проникновение в сферу невидимого.

Поскольку икона открывает дверь в область божественного, она имеет и особый язык, суть которого заключается в символизме. Все без исключения элементы иконы являются символами, которые указывают на нечто большее, чем они являются. Символическое значение имеют образы людей, предметов, цвета и т.д. Источник символического языка иконы – конечно же, Библия. Именно этот язык делает икону такой строгой, безыскусной, аскетичной. Поскольку цель иконы – изобразить то новое, что грядет, она не изображала действительность натуралистично.

Пространство и время в иконе искажены, мир кажется вывернутым наизнанку. Отсюда возникает еще одна особенность иконы – принцип обратной перспективы. Поэтому предметы и фигуры на иконах кажутся такими странными, как будто неправильно нарисованными. Однако это не ошибка иконописцев: это опять же говорит о том, что на иконе изображено иное пространство, где далекое не уменьшается, а большое не увеличивается. Это объясняется аксиологическим характером иконописных образов: ангелы всегда больше демонов, святые больше мирян.

Чтобы адекватно воспринять икону, на нее нужно смотреть с позиции вечности, так как икона изображает не просто лицо, а лик святого, который уже преображен в свете вечной жизни. Поэтому основным элементом иконы является лик, его написание в процессе работы отделяется от написания всего остального: пейзажа, архитектуры, одеяний. Сначала пишется все несущественное и только в конце самое важное – лик. И это не случайно. Лик – отпечаток души, которой уготована вечная жизнь. 

Рекомендуем прочесть:

1. П.А.Флоренский – «Иконостас».

2. Е.Трубецкой – «Три очерка о русской иконе».

3. С.Булгаков – «Икона и иконопочитание».

Автор: Вячеслав Шильке
1260