«Колорит»: Искусство и Галлюцинации. Творчество И.Босха и Ф.Гойя

«Колорит»: Искусство и Галлюцинации. Творчество И.Босха и Ф.Гойя

Использовать галлюцинаторный, сновидческий, алкогольный и наркотический опыт в творческих целях – отнюдь не заслуга искусства XX века с его модой на всяческие эксперименты по расширению границ восприятия. Попытки запечатлеть в художественном произведении реальность, искаженную в результате нахождения человека в состоянии измененного сознания, относятся еще к эпохе Средневековья.

Искусству свойственно делать объектом художественного познания исключительно все, что находится внутри и вне человека. При этом особого внимания всегда удостаивается что-то непонятное, загадочное, неоднозначное, например, человеческое сознание. В мировом искусстве существует немало художников, которые пытались не просто отразить мир, а показать способы его восприятия. К этим способам относятся различные психические расстройства или специфические состояния измененного сознания, когда перед глазами рождается совершенно новый мир, наполненный странными образами и переживаниями, но от этого ничуть не менее реальный.

В этом преуспел не только сюрреализм, представители которого в большей степени выдумывали странную реальность, а не «видели» ее. Различные искажения здесь являются больше художественным приемом и не обязательно фиксируют индивидуальный опыт художника. Хотя большинство людей в обычной жизни могут запросто столкнуться с этими явлениями, если наедятся перед сном или перепьют горячительных напитков. Задачей многих художников стало максимально реалистичное отражение той реальности, которая находится за гранью нормального, сознательного, объяснимого.

Сны, болезни и наркотические вещества стали источником вдохновения и материалом для создания большого количества шедевров мирового искусства. Причем это касается не только живописи, но и литературы и музыки. Достаточно вспомнить роман «Москва-Петушки» Вен.Ерофеева, в котором переезд между станциями превращается для автора-алкоголика в мистическое путешествие по загробному миру, или «Голый завтрак» Берроуза и «Двери восприятия» О.Хаксли, где описываются изменения сознания под воздействием наркотических веществ. То же касается сновидений, на материале которых А.Ремизов написал свой знаменитый сонник «Мартын Задека», а Ф.Шуберта именно во снах посещали мелодии его будущих песен и сонат. Но более наглядно и завораживающе эти странные миры представлены, конечно, в работах живописцев, о которых и пойдет речь.

Иероним Босх

Картины Иеронима Босха, нидерландского живописца рубежа XV-XVI веков, неизменно поражают воображение зрителя обилием изображенных фантастически-чудовищных образов, порожденных не иначе как болезненными видениями. Мир Босха – это совершенно уникальный мир, наполненный человеческими страданиями, ужасом смерти, физическими уродствами. Разрабатывая, как и все художники Средневековья, библейскую тематику, Босх делает это вызывающе не канонично. Изображая Сад земных наслаждений, Страшный суд или искушения святого Антония, Босх использует такие неожиданные и страшные образы, что возникает резонный вопрос: каковы истоки такой фантазии автора? Трудно поверить, что Босх просто тщательно изобретал свои образы, чтобы пострашнее представить Ад или грешную природу человека. Если приглядеться к его картинам, то мы увидим такое, что может придти либо в кошмарном сне, либо в галлюцинаторном бреду. Сложно описать все многообразие и всю сложность этих образов.

Здесь мы найдем и огромные уши, которые давят людей, и трапезу внутри человеческого тела, и существ, причудливо сочетающих в себе части тел людей, животных, предметов. Все перечислить просто невозможно, ведь каждая фигура на картине – это что-то выходящее за рамки нашего понимания. Понятно стремление некоторых современников художника объявить его еретиком, алхимиком, колдуном. Многие исследователи объясняют странности на картинах Босха символизмом, использованием тайного языка, а также общим настроением европейского средневековья, пронизанного темой смерти и ничтожества человека. Однако многие думают иначе, а именно, что на его творчество повлияли галлюциногены.

По этому поводу историк искусства Л.Диксон пишет: «Босх пережил одну из худших из эпидемий  в Европе. А эрголиновые алкалоиды – мощные галлюциногены». Здесь имеется в виду характерная для Средневековья эпидемия эрготизма, вызванная отравлением спорыньей, в результате чего восприятие больного искажается. То есть, произведения Босха – не плод изощренной фантазии, а то, что он видел сам под влиянием спорыньи. И все же гениальность Босха в том, что жуткие образы подсознания он переплавил в художественно непревзойденные полотна, выполняющие главное назначение средневекового искусства – назидание и поучение.  

Франсиско Гойя

Еще одним ярчайшим живописцем, который запечатлел мрачные образы, являвшиеся ему на фоне устрашающих галлюцинаторных переживаний, был испанский художник Франсиско Гойя. Созданная им в период болезни серия гравюр «Капричос» оставляет неизгладимое впечатление от изображенного, приоткрывая дверь в потайные уголки сознания Гойи. Название одной из гравюр, ставшее известным афоризмом, указывает на источник художественных образов этой серии: «Сон разума рождает чудовищ». 

Гравюры созданы Гойей, когда он страдал от мучительных головокружений, обмороков, потери зрения. Это тоже наложило свой отпечаток на содержание сюжетов, большинство из которых имеют демонологическую природу. 80 гравюр из серии «Капричос», опубликованные в 1799 г, отразили начальный этап развивающейся болезни художника. Как задумывал сам Гойя, «Капричос» должны были сатирически изображать общественную жизнь. Художник хотел высмеять различного рода суеверия и обычаи. Однако те фантастические существа и сюжеты, которые начал изображать Гойя, зачастую вообще не поддаются интерпретации, находясь на грани художественного реализма и ирреального восприятия действительности человеком в состоянии измененного сознания. 

 

   

Автор: Вячеслав Шильке
1322