«Колорит»: Китайская живопись. Принцип «золотой середины» и функция пейзажа

«Колорит»: Китайская живопись. Принцип «золотой середины» и функция пейзажа

Что было главным в искусстве Китая? Не пресловутое самовыражение, не идеалы разумности и физического совершенства, не религиозный символизм, а прежде всего – само искусство, через призму которого китайцы смотрели на окружающий мир. Concepture публикует заметку об особенностях китайской живописи.

Традиционная живопись во всей полноте выражает мироощущение китайцев, которые не подменяли искусство другими видами деятельности. Китайские художники всегда избегали подмены искусства религией, рационализации, бездумного копирования действительности и абсолютизации личностного начала. Задача китайских художников была намного сложнее – суметь изобразить на полотне «внутреннюю реальность», рождающуюся в единстве противоположностей – духа и материи. Неприятие китайским сознанием антогонистических дуальностей обусловило особый взгляд на художника как на того, кто должен совмещать в своем творчестве реальность и фантазию, традиционность и оригинальность, универсальность и единичность. Как это ни странно для европейцев, но для китайцев изобразительное искусство играло роль философии и религии, выражало мировоззрение народа.

Ключевым понятием китайской живописи является Дао – первоисточник всего сущего, принцип мироздания, «живая реальность», которую и пытался изобразить китайский художник. О важной роли искусства можно судить по словам Ван Юя, сказавшего, что «живопись – только одно из изящных искусств, но оно хранит в себе Дао». В китайской живописи мы видим опыт слияния человека с природой, прозревание души гор, рек, деревьев в их формах. Поэтому такие популярные течения европейского искусства, как кубизм, абстракционизм, сюрреализм для китайского художника неприемлемы, воспринимаются как дикость, нарушение гармонии. Поэтому на картинах китайских мастеров мы не найдем натюрмортов по-европейски: мертвые букеты цветов, плоды, утратившие свою жизненную силу. Китайский натюрморт непременно живой, цветы и плоды изображаются растущими, наполненными соками жизни. Ведь одновременно с жизнью растений художник изображает жизнь духа, которому чужда вялость, безжизненность. Именно поэтому главное место в китайской живописи отводится пейзажу.

Пейзаж при этом далеко не ограничивается функцией фона, он и есть центральная фигура картины, через него следует постигать природный мир. Художник далек от того, чтобы использовать пейзаж и как выражение своих эмоциональных состояний. Китайский пейзаж – это как бы дверь в естественный мир, не зависящий от человека, такой, какой он есть сам по себе. Чтобы запечатлеть величественность мира, художники использовали прием нагромождения образов (гор, лесов, облаков) или изображение маленькую фигурку человека на фоне огромного водопада или реки. Китайские художники научились необычайно умело воплощать идею движения в неподвижном. Например, мы способны почувствовать, что неподвижные горы таят в своей неподвижности огромную энергию движения. По мнению китайцев, мир постоянно находится в напряжении, поэтому пейзаж зачастую представляет собой слияние противоположностей (горы и вода), сохраняющих мировую гармонию. Для китайских пейзажей не характерно изображение только неба или только воды, ведь тогда мир теряет целостность.

Китайская живопись – это живопись «золотой середины», в ней одновременно все просто и одновременно в ней нет банального. Видеть за физическим духовное было главной задачей и для художника-портретиста. Несмотря на то, что многие художники были знатоками физиогномики, они стремились одухотворить образ изображаемого человека несколькими мазками кисти. Так, чтобы подчеркнуть величие человека, художнику Гу Кайчжи достаточно было пририсовать три волоска на подбородке. Поэтому китайские портреты так не похожи на европейские, ведь китайский художник по сути изображал не черты лица, а черты человеческого духа. Люди, изображенные китайскими мастерами, обычно не выражают привычных для нас эмоций, их лица не передернуты от гнева, не расплываются в улыбке, не кажутся подавленными. Отсутствие драматизма опять же обусловлено идеалом сдержанности, срединности. Недаром китайское искусство называют искусством мира, а не войны, в противовес европейскому. Даже сама живопись является для китайца практикой освобождения от страстей. 

Не менее важной чертой китайской живописи является изображение не-присутствующего, пустого места, чистого участка на полотне. Иногда с помощью не нарисованного художник говорит даже больше, чем нарисованным. И в этом снова видно влияние даосизма, полагающего рождение бытия из небытия. Принципы единства духа и материи, постоянного движения мира, взаимообусловленности противоположностей – вот на чем зиждется китайская теория живописи. Об истоках китайской живописи в поэтической форме выразился Дун Юй:

«Вглядываясь в вещи, рождаемые Небом и Землей,

Понимаешь, что единый дух проницает все метаморфозы.

Это деятельное начало все свершает чудесным образом

И делает все сущее тем, чем оно должно быть.

Никто не знает, что это такое, но оно – в природе».    

 

Рекомендуем прочесть:

1. Э.К.Кверфельдт – «Предмет в китайском искусстве».

2. В.В.Малявин – «Сумерки Дао. Культура Китая на пороге Нового времени».

3. О.Кох-Коханенко – «Китайская живопись».

Автор: Вячеслав Шильке
735