«Вехи»: Что определяет облик европейской культуры? Информационный подход Шичалина

«Вехи»: Что определяет облик европейской культуры? Информационный подход Шичалина

Европейская культура – сложное многомерное образование, имеющее свою специфическую историю развития. Рассматривать и изучать европейскую историю можно методами различных дисциплин и с разных позиций. Concepture публикует статью, в которой излагается оригинальный информационный подход современного российского филолога Юрия Шичалина.

Европоцентризм и «осевое рремя»

Опираясь на концепт «осевого времени» Ясперса, Шичалин рассматривает основные вехи европейской истории, не в плане ее событийности, а в плане ее культурного развития, становления той специфической ментальности, которую принято называть западной рациональностью. Необходимо отметить, что Шичалин сразу же отмежевывается от Ясперса с его претензией на универсальность культурно-исторических законов. Вслед за Эрнстом Трёльчем, Шичалин полагает, что «человечество как целое не имеет никакого духовного единства и в силу этого также никакого единого развития. Все, выдаваемое за таковое, – это романы, излагающие метафизические сказки о никогда не существовавшем субъекте.

Есть только одна история – история европейства. Старая мысль о мировой истории должна приобрести новые, причем более скромные формы. Только европеец, исходя из осознанно утвержденного прошлого, стремится достичь осознанно проводимого будущего». Все возражения о пресловутом европоцентризме Шичалин снимает одним простым аргументом: браниться европоцентризмом придумали европейцы, специальное внимание к экзотическим культурам культивировалось европейцами, идеалы равноправия культур и народов – это европейские идеалы.

В своем исследовании «осевых» веков европейской истории, или точнее истории развития европейской культуры от античности до наших дней, Шичалин в качестве критерия использует способ хранения, передачи и распределения информации. В этом он полностью соглашается с Жаклин Русс, которая пишет, что «Информация и коммуникация,пронизанные всеобщей взаимопереплетенностью, повелевают рефлексией сегодня». Шичалин добавляет: «повелевали всегда».

Гомэр и греческий алфавит

Первой вехой, ознаменовавшей переход к принципиально новому способу организации информации, он называет изобретение греческого алфавита, с помощью которого были созданы тексты гомеровских поэм. Напомним, что в догомеровскую эпоху странствующие поэты аэды заучивали стихи наизусть и хранили их только в своей памяти. С гомеровских поэм начинается письменная фиксация поэзии, которая сохраняет культурную память во времени на долгие века в том виде, в каком она была запечатлена очевидцами. Эта веха закладывает эмпирическое (текстовое) основание историзма как такового, свидетельства минувших эпох, свободного от искажающего фактора прихотливой человеческой памяти.

Более того поэмы Гомера – это не только эпические сказания, это своего рода исторические документы. В них впервые проявляется осознание необходимости знания прошлого для ориентации в настоящем. Как отмечает Шичалин: «На всю последующую греческую литературу и культуру создание гомеровских поэм имело решающее влияние: большинство авторов дошедших до нас литературных текстов седьмого-шестого веков так или иначе ориентированы на Гомера. Став точкой отсчета, Гомер оказался одним из первых и преимущественных объектов рефлексии для всех тех, кто вообще был склонен к рефлексии. Как предмет подражания или отталкивания Гомер оказывается необходимым фоном всякого словесного творчества и тем самым постоянным фоном всей сознательной греческой духовной жизни».

Проза, свитки и кодексы

Следующей вехой, закономерно вытекающей из первой, становится распространение прозаического способа фиксации информации в противовес господствовавшему поэтическому. Поскольку изобретение алфавита давало возможность письменно фиксировать любые виды информации, необходимость поэтически организовывать ее для лучшего запоминания отпала. Появление прозы повлияло на многие существенные аспекты общественной жизни. Например, с помощью прозы были написаны первые ясные законы (VII – VI вв. до н.э.). До этого предпринимались попытки изложить законы стихами, но образность поэтического языка мешала их однозначному пониманию и приводила к многочисленным спорам по их поводу. Также проза стала той формой, с помощью которой начали записывать первые научные наблюдения, создавать различные перечни (географических мест, исторических лиц и др.). Первые более менее научные натурфилософские трактаты были написаны в прозе (сочинения Анаксимандра, Анаксимена, Гекатея Милетского).

Третьей вехой стала замена свитков на кодексы, произошедшая в IV веке. Если раньше вся информация записывалась на папирусе, который сворачивался в рулон и представлял собой сплошной текст, то впоследствии форма хранения и обращения с информацией стала более удобной – возникла идея придавать документами  вид памятной книжки со страницами. О значительности этой метаморфозы свидетельствует тот факт, что мы до сих пор пользуемся плодами этой техники разделять рулон на страницы и складывать большие листы в тетради. Современная книга морфологически восходит именно к кодексу. Первичная рационализация способа хранения и восприятия информации обусловила в дальнейшем создание сложных систем классификаций, таксономических иерархий и прочих способов системного обзора набора данных. Другими словами – основной метод науки.

Книгочтение и интернет

Следующая веха – популяризация книгопечатания во второй половине XV века.  Возможности изготовлять большие тиражи книг, коренным образом меняется менталитет европейца, впервые ставшего не в отдельных культурных прослойках, а как преобладающий вид человеком читающим и пишущим. Все предшествующие открытия – алфавит, проза, книга, печатный станок – вместе формируют его новый облик. Если в античности ограниченное количество книг было причиной более всего ценить автора, стоящего за ними, а ученики выполняли только роль комментаторов основных текстов (именно по такому принципу работали античные школы, вспомним комментарии Прокла к Платону, Порфирия к Плотину, Андроника Родосского к Аристотелю), то с увеличением доступности к знаниям роль авторитета учителя, создающего уникальные тексты, резко падает. Внимание общества с рукописных книг переносится на «книгу природы». Таким образом, именно распространение книгопечатания стало основным фактором развития новоевропейского естествознания.

Наконец, последней вехой стало создание интернета, виртуального хранилища, в котором информация функционирует совершенно особым образом. Ничего определенного о последствиях этого кардинального новшества пока сказать нельзя, поскольку процесс еще не завершился и находится на начальных стадиях своего становления. И хотя уже существует огромное количество исследований, посвященных этому вопросу, все они остаются только на уровне гипотез и предположений. Интернет и его влияние на облик культуры пока еще не оформился в качестве завершенного эмпирического факта. Поэтому вопрос относительно этого события продолжает оставаться открытым.  

Рекомендуем прочесть:

1. Ю. Шичалин – «Античность - Европа - История».

2. К. Ясперс – «Смысл и назначение истории». 

3. С. Эйзенштадт – «Прорывы осевого времени». 

 

Автор: Алибек Шарипов
328