«Эротика текста»: Между свободой воли и попущением зла. Анализ повести «Трудно быть богом»

«Эротика текста»: Между свободой воли и попущением зла. Анализ повести «Трудно быть богом»

Братья Стругацкие, вслед за своим учителем Ефремовым, обращались к жанру фантастики как к полю, внутри которого возможна максимальная вариация мысленных социально-философских и этически-дилеммных экспериментов. Concepture публикует статью о произведении братьев Стругацких «Трудно быть богом».

Стругацких можно определить как конструкторов в области социального проектирования. Наследуя устремления левонастроенной советской интеллигенции построить «сверхобщество», состоящее из «сверхлюдей» (вспомним Эру Встретившихся Рук в романе Ефремова «Час быка»), Стругацкие, тем не менее, ставят акцент не на технологических достижениях прогрессировавшего человечества, а на сущности моральных оснований, из которых оно исходит. И в этом отношении Стругацких отличает критическая ирония, причиной которой является отсутствие нравственной эволюции человека. Здесь они продолжают традицию русской классической литературы. Именно синтез традиционного морализаторства и советского инженерно-проектировочного пафоса резко выделяют Стругацких из когорты современников.

Сюжет повести «Трудно быть богом» построен как разворачивающаяся этическая дилемма, завязанная на тематике справедливого устройства общества. Группа исследователей института экспериментальной истории с Земли прилетают на планету, жители которой находятся состоянии позднего Средневековья. Задача исследователей ограничивается чистым наблюдением, исключающим какое-либо вмешательство. Однако мракобесные непотребства, которые они наблюдают, вызывают у прогрессивных землян различные реакции. Коллизия романа возникает именно из несовпадения этих реакиций и идейного противостояния главных героев. Если описывать возникающий конфликт коротко, можно сказать, что технологически развитые исследователи с Земли – это своеобразные боги по отношению к отсталым гуманоидам Арканара, спорящие между собой, имеют ли они право вмешиваться в естественное развитие инопланетной цивилизации.

Как и во многих других своих произвденениях, в этой повести Стругацкие отталкиваются от классической идеи утопии. По сути дела вопрос о природе общественного в их творчестве всегда поставлен ребром: либо социум опирается на моральные ценности, либо он строится по законам безнравственной исторической необходимости, подразумевающей кровопролитие и невиные жертвы. Проблема заключается в том, что общество, основанное на морали – труднодостижимо и менее жизнеспособно; а природосообразное общество – лишено человечности и практически ничем не отличается от животной стаи. В повести «Трудно быть богом» за видимым конфликтом индивида (Руматы) и общества (жителей Арканара) скрываются вечно актуальные социально-этические проблемы. Например, проблема роли насилия в обществе, которое будучи аморальным по своему существу, одновременно с тем является фактором исторического прогресса.

Отношение авторов к тем проблемам, о которых идет речь в книге, можно определить как трагический оптимизм. Главный герой, переживающий не только внешний, но и внутренний конфликт (поскольку он, являясь очевидцем всяких зверств, все же связан политикой невмешательства), в конце концов приходит к определенному (пусть и полуспонтанному) решению – активно бороться против несправедливости (поднять меч против нее). Вывод авторов вполне однозначен – «добро должно быть с кулаками». Это подтверждается двумя эпизодами с главным героем Руматой, которому авторы явно симпатизируют.

1

Кузнец оживился. 
     – И я так полагаю, что приспособимся. Я полагаю, главное – никого не трогай, и тебя не тронут, а? 
     Румата покачал головой. 
     – Ну нет, – сказал он. – Кто не трогает, тех больше всего и режут. 
     – И то верно, – вздохнул кузнец. – Да только куда денешься... Один ведь, как перст, да восемь сопляков за штаны держатся. Эх, мать честная, хоть бы моего мастера прирезали! Он у серых в офицерах был. Как вы полагаете, благородный дон, могли его прирезать? Я ему пять золотых задолжал. 
    –  Не знаю, – сказал Румата. –  Возможно, и прирезали. Ты лучше вот о чем подумай, кузнец. Ты один, как перст, да таких перстов вас в городе тысяч десять. 
     – Ну? – сказал кузнец. 
     –  Вот и думай, –  сердито сказал Румата и пошел дальше. 

2

– Вздор! – сказал Румата, осаживая жеребца. –  Было бы скучно проехать столько миль и ни разу не подраться. Неужели тебе никогда не хочется подраться, Киун? Все разговоры, разговоры...

– Нет, – сказал Киун. – Мне никогда не хочется драться.

– В том-то и беда, – пробормотал Румата, поворачивая жеребца и неторопливо натягивая перчатки.


По здравом размышлении, выясняется, что вариант, который предлагают авторы (деятельная борьба) — наиболее приемлемый из всех. Два других варианта – так или иначе приводят в тупик. Например, вариант «невмешательства» есть синоним попустительства бесчинству зла и насилия. Сам Румата по этому поводу высказывается так: «Мне не нравится, что мы связали себя по рукам и ногам самой постановкой проблемы. Мне не нравится, что она называется Проблемой Бескровного Воздействия. Потому что в моих условиях это научно обоснованное бездействие... Я знаю все ваши возражения! И я знаю теорию. Но здесь нет никаких теорий, здесь типично фашистская практика, здесь звери ежеминутно убивают людей! Здесь все бесполезно. Знаний не хватает, а золото теряет цену, потому что опаздывает».

А вариант непосредственного дарования землянами благ арканарцам грозит лишить последних свободы и самостоятельности. В тексте мы находим следующий отрывок на эту тему, разговор Руматы и Будаха:

– Сделай тогда просто так, чтобы люди получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им – сказал Будах.

– И это не пойдет людям на пользу, – вздохнул Румата, - ибо когда получат они все даром, без трудов, из рук моих, то забудут труд, потеряют вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду впредь кормить и одевать вечно.

Поэтому остается единственный вариант, не посягающий на свободу воли, но и не попускающий зла – это вдохновенная борьба. Легкий толчок косной массы, подъем самосознания толпы с целью превращения ее в общество. 

Рекомендуем прочесть:

1. А. Скаландис – «Братья Стругацкие».

2. Ю. Черняховская – «Власть и история в политической философии братьев Стругацких».

Автор: Алибек Шарипов
1081