Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

Георгий Иванович Гурджиев и его Четвертый Путь

XX век примечателен реактуализацией интереса к разного рода эзотерическим и мистическим традициям после засилья позитивизма. Одной из наиболее эксцентричных фигур в ряду духовных гуру этой эпохи был Георгий Гурджиев. Concepture публикует небольшую биографическую заметку, посвященную поистине неординарной личности.

Непокорный Гурджиев

По имеющимся данным, которые вполне могут носить фальсификативный характер, Гурджиев родился в Армении в 1873 году, в греко-армянской семье. С детства его готовили стать священослужителем православной церкви, однако Гурджиев проявил характерное мистикам своенравие в вопросах определения подлинных духовных истин, и, не удовлетворившись христианскими догматами, отправился путешествовать на Восток поисках тайного знания. Среди стран, где он побывал, Гурджиев называет Тибет, Персию и Монголию. Правда и это непроверяемые данные, и вполне может статься, что они являются частью персональной мифологии, которую Гурджиев непрерывно творил вокруг своей личности на протяжении всей жизни.

В России Гурджиев объявился в период между 1911 и 1913 годами. Постепенно ему удалось собрать вокруг себя круг последователей, состоящий в основном из «ищущей» интеллигенции. Главным его учеником в деле распространения и популяризации учения, пожалуй, был Петр Успенский, математик по образованию и журналист по профессии, нашедший свое истинное призвание в так называемом Четвертом Пути Гурджиева.

Собрались как-то раз факир, монах и йог

Четвертый Путь получил свое название потому, что является четвертой альтернативой трем другим путям духовного развития, которые выделяет Гурджиев. А именно: пути факира, монаха и йога. По Гурджиеву, факиры заняты в основном совершенствованием своего физического тела. Они достигают этого засчет выполнения сложных упражнений, например, стояния на одной ноге длительное время, или балансирования на пальцах рук и ног. Путь факира не требует особых знаний. Все, что стремиться в итоге получить факир – это железная воля, сформированная посредством жесткой дисциплины тела.

Путь монаха – это путь, основанный на вере. Вера – преимущественно эмоциональный феномен. Поэтому монах заинтересован в развитии исключительно эмоционального центра (в отличие от факира, развивающего центр физический). Смысл монашеского пути состоит в полном подчинении всех мелких эмоций и переживаний одному главному чувству – Любви к Богу. Путь йога, как можно догадаться, заключается в развитии сугубо интеллектуального центра. Путь йога – это путь знаний.

При этом Гурджиев критикует каждый из путей, находя в них недостатки. Факир оказывается не развит эмоционально и интеллектуально, в результате чего представляет собой лишь мясную машину с несгибаемой волей. Монах, при отсутствии телесного и интеллеткуального развития, превращается в глупого святого, ограниченного своей экзальтацией. Йог, несмотря на свои глубочайшие познания, является полным кретином в плане переживания и выражения собственных чувств, оттого он похож на всезнающего бездушного робота. Но самым главным недостатком этих трех традиционных путей духовного совершенствования Гурджиев считает предполагаемую ими необходимость покидать мир, то есть становиться аскетом.

Четвертый Путь

Четвертый Путь же напротив мало того, что синтезирует энергию трех центров (физичекого, эмоционального и интеллеткуального), так еще позволяет оставаться в мире. Более того само пребывание в мире, активное взаимодействие с другими людьми расценивается как материал для внутренней работы. Последователь Четвертого Пути должен постоянно осознавать опыт собственной жизни и делать из него выводы. Эту практику Гурджиев называет «самовоспоминание». Ее цель состоит в достижении максимальной осознанности себя и происходящего вокруг, что в конечном счете должно помочь человеку вырваться из автоматизма своего существования. Поскольку Четвертый Путь предполагает развитие всех центров, он включает в себя техники и другого плана: телесного и эмоционального (самовоспоминание – это интеллеткуальная техника).

Известны, например, так называемые «Движения Гурджиева», представляющие собой систему сакральных танцев, призванных освободить тело от автоматизма привычек. Что касается эмоционального плана, можно указать технику перенаправления энергии. Человек, по Гурджиеву, должен учиться управлять не только своими действиями, но и своими эмоциями. Но поскольку это очень трудно делать сразу, следует начинать с малого, например, раздражение, возникающего от общения с каким-нибудь неприятным человеком, сублимировать в энергию для бега или написания стихов. Постепенно человек научится отслеживать и отделять внешний объект и возникающее вследствие его воздействия внутреннее чувство. Это позволит ему уже безо всякого раздражения общаться с неприятными людьми.

Современный философ Александр Пятигорский называл Гурджиева «человеком другого плана сознания». Гурджиев всегда отличался дикой энергией и мощной духовной интуицией. Жизненной задачей, которой он себя посвятил, был поиск учеников, или как Гурджиев их сам называл «нужных людей», в самых разных странах. Для него не существовало никаких языковых, культурных, религиозных, политических и прочих барьеров. Именно поэтому круг его учеников был весьма пестрым и разнородным. В него входили столь непохожие личности как: Бернард Шоу, Олдос Хаксли, Джонн Беннетт, Кристофер Ишервуд и многие другие. Разумеется, что Гурджиев создал свое учение не на пустом месте. Он многое заимствовал из гностического христианства и буддизма, а основой избрал суфийское учение. И вслед за этими мировым духовными учениями Гурджиев видел главный смысл человеческой жизни в саморазвитии, ведущему к самоосвобождению.

Иерархия идиотов по Георгию Ивановичу

Примечательна в этом отношении иерархия человечества, которую полушутливо полусерьезно (а может быть только серьезно) выстраивает Гурджиев. В самом низу он располагает «объективных идиотов», коих на Земле примерно 99%. Это люди, которые не осознают себя в качестве мыслящих существ, поэтому за них всегда мыслит кто-то другой (жрец, политик, ученый). «Объективные идиоты», по Гурджиеву, это не люди в полном смысле слова, они скорее «орудия», потому что с ними можно делать что угодно: манипулировать, подавлять, вдохновлять, управлять. У них нет собственной воли. Это конформно-инертная податливая масса. Интересно, что именно «объективных идиотов» Гурджиев называл «средой Дьявола». Не грешников, а идиотов.

На второй ступени находятся «субъективные идиоты». Это часть людей, которая осознала свой объективный идиотизм, стремиться его преодолеть, но еще не преодолела. Сам Гурджиев говорил об этом так: ««Каждый думает, что он Бог, но субъективный идиот иногда знает, что он не Бог. Объективный идиот – дерьмо. Он никогда не сможет стать кем-то, никогда не сделает ничего. Субъективный идиот имеет возможность не быть дерьмом, поскольку осознал свое ничтожество».

Гурджиев создал целую «науку идиотизма», которую засвидетельствовали его ученики. Во время трапезы, за которой собирались все ученики, Гурджиев имел обыкновение поднимать тосты за идиотов в восходящем порядке. Сам он объяснял «лестницу идиотов» так: «Есть 21 Идиот. Самый первый – это Обычный Идиот, а двадцать первый – это Абсолютный Идиот, или же, наш Бог».

Поскольку перечислять все подробности градаций идиотизма – долго и утомительно, мы ограничимся обобщающими сведениями, которыми с широкой публикой поделился Джон Беннетт. Он пишет: «Первые десять категорий, кажется, имеют восходящий порядок, от Обычного Идиота до Просвещенного. Следующие семь двигаются в направлении, которое, возможно, не ведет ни вверх, ни вниз, и они скорее беспомощны и зависят от влияний вне их контроля. Я сомневаюсь, что любой, кто будет изучать их описание, откроет для себя внутреннее значение этих категорий. Это основывается на том факте, что есть два направления движения: «вверх», к двадцать первому номеру и «вниз», к Обычному Идиоту. Окончательная цель существования всегда должна состоять в том, чтобы приблизится так близко, как только возможно, к Источнику всего сущего, каждый, естественно считает, что повышать категорию лучше, чем опускать».

В конечном итоге, критерий, отделяющий настоящего человека (Просвещенного Идиота) от живого автомата (Обычного Идиота) достаточно прост: жизнь автомата формируют обстоятельства, настоящий человек же сам формирует обстоятельства своей жизни. 


Рекомендуем прочесть:

1. Георгий Гурджиев «Все и Вся»;

2. Петр Успенский «Четвертый Путь»;

3. Джон Беннетт «Драматическая Вселенная». 

Автор: Шарипов Алибек
1296