Интервью: Документалист Джон Алперт. «Снимая правдивое кино» (полная версия)

Интервью: Документалист Джон Алперт. «Снимая правдивое кино» (полная версия)

Джон Алперт – американский журналист, режиссер-документалист. За свою карьеру он успел снять более 25 фильмов, получить 16 премий «Эмми», взять интервью у Фиделя Кастро и Саддама Хусейна, побывать в десятках горячих точек. Contepture публикует полное интервью с Джоном Алпертом, который недавно побывал в Москве. 

Денис Ильянков: В чем, по вашему, заключается сущность документального кино?

Джон Алперт: В чем сущность документального кино? Вы знаете, я не мастер в определениях, но я думаю, что снимая документальное кино, мы стараемся докопаться до истины, документальное кино - это поиск. И мы отправляемся в это путешествие, захватывая зрителя с собой. Так что это совместный путь, в который зритель отправляется вместе с режиссером.

Денис Ильянков: Слово «документальное» имеет очевидную связь со словом «документ». Документ может предстать перед нами, с одной стороны, как свидетельство, отражающее реальное положение дел, а с другой стороны, совсем наоборот. Документом можно злоупотреблять, мы же знаем про бюрократию и ее порочность. Может ли что-то подобное произойти с документальным кино?

Джон Алперт: Вы задали очень правильный вопрос, который позволяет нам понять, что существует множество стилей документального кино. Стиль, в котором снимаю я сам, мы, за неимением лучшего, назвали Cinema Verite (правдивое кино). Камера сама рассказывает правду. И ты притворяешься, что  снимаешь мир таким, как будто бы тебя в нем нет. Притворяешься  потому, что все же камера всегда находится в твоих руках, и ты направляешь ее именно туда, куда захочешь ты сам. При этом нет никакого нарратива – нет никого, кто стоял бы перед объективом, рассказывая и тем самым ведя за собой зрителя. Камера сама ведет его. Это – один стиль. Но существуют и другие стили, при которых человека усаживают в кресло и просто берут у него интервью. И порой это бывает очень, очень эффективным. Есть и другие стили, при съемках в которых перед объективом камеры всегда кто-то присутствует и берет тебя с собой в своего рода визуальную прогулку. Так что да – документальное кино имеет какую-то связь с документом, но сам документ может принимать довольно разные формы.

«Искупление» (2013), режиссер Джон Алперт

Денис Ильянков: Я смотрел Ваш фильм про землетрясение в Сычуане. Многие родители погибших детей говорили, что хотят лишь одного – восстановить справедливость. Как вы думаете, способно ли документальное кино на это?

Джон Алперт: Иногда. Иногда документальное кино может способствовать восстановлению справедливости, с нами такое случалось. Мы сделали фильм о рабочих, которые  отравились на заводе, и управляющая компания всячески стремилась избежать ответственности. Мы преследовали виновных по всей стране, мы прокрались на каждую их фабрику и сделали замеры вредных веществ в воздухе, и когда компания попыталась укрыться от нас в Мексике – мы пошли за ней. И, в конце концов, люди из этой компании отправились в тюрьму. Так что, иногда нам удается добиться справедливости, но иногда – нет. Иногда мы делаем такие документальные фильмы, какой мы сделали о землетрясении в Китае. Никто из местных официальных лиц не был наказан. И мы чувствовали себя ужасно из-за этого. Родители погибших детей были рады, что мы сняли фильм о них, они этим гордились, но добились ли мы справедливости? Нет.

Денис Ильянков: Насколько я знаю, Ваши фильмы показывали на HBO и других крупных каналах. Хотелось бы поговорить о документальном кино и телевидении. Скажите, пожалуйста, в чем отличие документального кино от новостей? Ведь на первый взгляд, создается впечатление, что они делают одну и ту же работу.

Джон Алперт: Вся разница в глубине. Новости более поверхностны из-за ограничений во времени. Новости также не способны отслеживать что-то в течение определенного времени. Но я сам снимал когда-то репортажи для новостей, и я воспринимал это для себя как вызов – сделать полноценный драматический сюжет в пределах 3-х минут, какое-то развитие персонажей и так далее, и я думаю, что некоторые из тех сюжетов мне нравятся больше, чем документальное кино, которое я делаю сейчас. Слушайте, нам нужно все – нам нужны короткие репортажи, нам нужны длинные репортажи, нам нужно документальное кино, и если множество голосов одновременно поют, то у нас есть сильный хор.

«Искупление» (2013), режиссер Джон Алперт

Денис Ильянков: Мистер Алперт, я знаю, что Вы бывали в горячих точках. А потому, хочу задать вот какой вопрос. Если документальное кино призвано показать реальное положение дел, то как быть, например, с кадрами убийства, насилия и так далее?

Джон Алперт: Бывало так, что я оскорблял людей сценами экстремального насилия: люди умирали при съемках, у людей ампутировали руки и ноги, и кто-то думает, что в этом я перешел черту. Я думаю, что существует какая-то граница, на которой можно остановится, при этом, не эксплуатируя сцены насилия, но все же передавая весь его ужас. И эту границу иногда очень сложно найти: порой я ее точно находил, иногда я заходил слишком далеко, а иногда не позволял себе идти дальше, хотя следовало бы.

Денис Ильянков: В одном из интервью вы сказали, что к человеку нужно относиться так, как ты хотел бы, чтобы отнеслись к тебе. У меня сразу возникла мысль, что перед съемочной командой, порой, предстают довольно сложные дилеммы. Я имею в виду, прежде всего, дилеммы, когда съемочная группа может непосредственно вмешаться в события и кому-то помочь, или даже спасти чью-то жизнь. Вопрос состоит в следующем: нужно ли документалистам вмешиваться, когда они могут помочь? Или, по-вашему, они должны быть бесстрастными зрителями?

Денис Ильянков: У нас есть определенные обязанности как у репортеров и, в тоже время, у нас есть этические нормы. В целом, как документалист, ты не должен вмешиваться в жизнь, ты должен ее снимать и документировать. Но у нас также есть и общечеловеческие нормы, и иногда эти нормы гораздо важнее, чем правила документалистики. Порой, мне приходилось оставлять в стороне правила съемки документального кино и пользоваться общечеловеческими нормами. И еще раз – каждая ситуация особенна, и одна из сложнейших особенностей съемок состоит в том, что ты должен на месте во всем разобраться, при чем сделать это быстро. Но золотое правило действительно очень хорошее правило. 

Рекомендуем посмотреть:

1. Дж.Алперт – «Искупление» (2013).

2. Дж.Алперт – «Независимая линза» (1999). 

Автор: Денис Ильянков
430