«Персонажи»: Как преодолеть Абсурд? Три взгляда на героев фильма «Идеальный день»

«Персонажи»: Как преодолеть Абсурд? Три взгляда на героев фильма «Идеальный день»

Почему люди порой совершают благородные поступки, даже вопреки здравому смыслу? Concepture предлагает варианты объяснения странного поведения героев фильма «Идеальный день».

Действие фильма разворачивается в восточной Европе, на территории, охваченной гражданской войной. А в качестве неподъемного камня выступает, казалось бы, простейшая задача – вытащить труп из колодца, единственного источника воды на многие километры. Тем не менее, попытка решить эту задачу растягивается на целый фильм (106 минут). Сначала рвется веревка. Запасной ни у кого не оказывается. В условиях военного дефицита приходится ехать в магазин, расположенный вдали от колодца. Продавец отказывается продавать веревку, несмотря на то, что их у него много. При этом на вопрос «зачем ему так много веревок?», он отвечает: «чтобы повеситься». Поскольку ведутся кровопролитные военные действия, нельзя однозначно определить, шутит он или нет. Как говорится «это было бы смешно, если бы это не было правдой». Веревки не оказывается и на гуманитарной базе. И в другом магазине.

По ходу поисков группа спасает мальчишку от хулиганов. Малец советует группе посетить его старый дом, уверяя, что там есть веревка. Группа соглашается. По приезде выясняется, что веревка находится на шее голодной озлобленной крупной собаки. Накормив ее колбасой, напичканной седативными, двое членов группы, чтобы убить время, отправляются исследовать дом, точнее то, что от него осталось. Во внутреннем дворе они обнаруживают трупы повесившихся родителей мальчика. Веревка, на которой они повесились, оказывается подходящей длины. Группа возвращается с ней к колодцу, ничего не сообщая мальчику. Последние минуты фильма: члены группы приступают к выполнению задачи; в тот момент, когда остается сделать последний рывок, чтобы вытащить обвязанный труп, приезжают военые и показывают документ, запрещающий приближаться к колодцу. Труп опускают обратно.

Такова нехитрая линия сюжета этого фильма. Трудности, встающие на пути группы гуманитарной помощи, могла бы показаться полосой неудачных случайностей, если бы не одно но... Истиной причиной препятствий были люди: их предрассудки, предубеждения, страхи, ненависть и откровенная тупость. Словом, все то, что порождает абсурд.

На фоне этих трагикомических действий раскрываются характеры членов группы. Раскрываются медленно и поэтапно, в разрезе их монотонных рабочих будней. У каждого есть своя жизнь, которую он/она оставил/оставила там, променяв ее (добровольно) на, в сущности, бессмысленную работу. Почему бессмысленную? Да потому что большинство проблем, которые пытается решить группа чинит организация, от имени которой они действуют. Группа состоит из опытных «стариков» и наивной «новенькой». В фильме очень хорошо показано как ее максимализм-идеализм рушится при столкновении с абсурдной действительностью. Но куда интереснее наблюдать за «стариками», один их которых (Бенисио дель Торо) находится «на грани» и готов послать все к черту, а другой (Тим Роббинс) продолжает тянуть лямку, просто потому, что возможности другой жизни у него нет, да и ничего другого он не умеет.

Любое действие группы оканчивается провалом, любое благое намерение усугубляет ситуацию. В конце концов, наступает момент кризиса. На лице каждого написан немой вопрос «на кой?». Это «на кой?» усиливается двумя факторами. Во-первых, сами местные мешают помогать им, во-вторых, каждый член группы рискует собственной жизнью (или здоровьем). Короче говоря, «овчинка выделки не стоит». И что же в такой ситуации делают члены группы? Продолжают заниматься своим делом. Почему? На этот вопрос можно дать несколько вариантов ответов.

1. «Утопическое» поведение героев фильма вполне объяснимо с позиции философии надежды Эрнста Блоха. Основное положение этой философии гласит: «человек всегда ориентируется на несуществующее будущее, которое является единственным подлинно человеческим пространством». Проще говоря, «надежда всегда умирает последней». Как известно, противоположность надежды – это отчаяние, а в отчаяние люди впадают, когда больше не видят никакого смысла в своих действиях. Но раз группа продолжает действовать, значит, она не отчаялась, значит видит в этом какой-то смысл, значит, на что-то надеется.

2. Главными героями движет некий не до конца ими осознаваемый стоический принципом, смысл которого достаточно верно передает известный риторический вопрос «кто, если не я?». Как любили повторять стоики, «покорного судьба ведет, а непокорного тащит». Лучше принимать то, что есть; мириться с существующим положением дел, и по мере возможностей делать все от тебя зависящее. Важно понять, что это трагический моральный принцип, потому что он не сулит благоприятного завершения. Никто не гарантирует успех твоего деяния, приз на финишной ленте, признание, почет или хотя бы минимальной благодарности. Нет, группа рискует жизнями спасателей, а взамен получает только брань и угрюмое недовольство. Поэтому, если исходить из версии стоицизма членов группы, неправомерно будет спрашивать «ради чего они это делают?». Ни для чего. Они это делают, потому что кто-то это должен делать. И волею судьбы этими кто-то оказались они.

3. Члены группы исповедуют (опять же скорее бессознательно) абсурдистскую этику Камю. В своем знаменитом эссе об абсурде Камю, определив муки Сизифа как символ бессмысленности жизни, все же писал, что «Сизифа следует представлять себе счастливым». Сотрудники гуманитарной службы в фильме «Идеальный день» – это Сизифы наших дней. К ним можно применить строчку из повести Хэмингуэя «Старик и море» – «человека можно убить, но его нельзя победить». Группа гуманитарной помощи привносит малую толику смысла в происходящий абсурд, вопреки аргументам здравого смысла. В этом контексте смысл локализуется уже не в результате действия, а в самом действии. Это некий символ человеческого деяния вообще. То, что делает человека человеком. Его решимость действовать в соответствии с неким идеалом, принципом, даже если прагматическая отметка равна нулю.

Пожалуй, именно третий вариант наиболее близок к тому, что хотел сказать режиссер. В пользу этого говорит и концовка фильма: группе поручают очередное «жуткое» задание – починить сломавшийся общественный туалет. Как говорит один из членов группы: «Это тонны дерьма». Его напуганный напарник спрашивает: «а мы справимся?». «Конечно, справимся, – отвечает он, – если только не пойдет дождь». И в этот момент в ясном солнечном небе раздается раскат грома. В общем, идеальный день.

А что касается так и нерешенной задачи, ставшей сюжетной завязкой фильма – труп все-таки вытащили. Когда пошел дождь, колодец наполнился и труп поднялся на поверхность. Внезапно начавшийся дождь в данном случае означает скорее прихотливую случайность, нежели закономерность. Сколь абсурдно сложилась ситуация, столь же абсурдно она разрешилась.  

Рекомендуем прочесть:

1. Э. Блох – «Принцип надежды».

2. М. Аврелий – «Размышления». 

3. А. Камю – «Миф о Сизифе».

Автор: Алибек Шарипов
398