«Около Кино»: «Страна ОЗ» Василия Сигарева. Как создать атмосферу идиотизма?

«Около Кино»: «Страна ОЗ» Василия Сигарева. Как создать атмосферу идиотизма?

Новогодние праздники давно отгремели, а у нашей редакции все не выходит из головы фильм Василия Сигарева «Страна ОЗ». Поэтому мы решили разобраться в том, за счет чего же режиссеру удалось создать такие фантастически бредовые предновогодние будни? Concepture публикует анализ трех аспектов фильма «Страна ОЗ».

Повествование

Важным аспектом любого фильма является его повествование, во многом именно от него зависит, будет ли фильм восприниматься так, как хотел того режиссер. Историю можно рассказывать по-разному: в хронологическом порядке, анахронично, эпизодично (как это делает Тарантино или Андерсон), упуская сюжетные детали, концентрируясь на них и т.д. Вариантов много, но всех их объединяет одно – структура. У каждого из типов повествования есть своя структура. Если вы поняли, какой повествовательный прием использует автор, то знаете, чего приблизительно ждать от фильма далее.

Что же отличает повествование в «Стране ОЗ» от повествования в любом другом фильме? Здесь нет полноценной истории, которая должна быть рассказана или деконструирована, фильм состоит из случайного набора ситуаций (не путать с комедией положений). Да, героиня куда-то едет, и даже есть завязка, создающая соответственное движение, но нет самого главного – уже упомянутой структуры, а, следовательно, вы абсолютно не знаете, чего ждать от конкретного эпизода и тем более не знаете, чем он закончится. Давайте рассмотрим две ситуации, которые можно наблюдать по ходу фильма.

Ситуация №1: Ленка Шабадинова садится в машину после того, как ее сестру сбросили с балкона. При этом не совершается акт типичной для такой ситуации коммуникации с водителем (к примеру, «Здравствуйте, мне нужно срочно добраться туда-то», и далее проблемная ситуация), героиню не довозят до пункта назначения, а сцена внутри машины приобретает фантастически непредсказуемый оборот: водитель в полуобморочном состоянии несет бред («Правый или левый? А правый еще будет? Щас я себе позвоню»), спит за рулем, издает непонятные звуки. Сама же героиня продолжает говорить с ним так, будто все в порядке. Остается только гадать, каким образом она смогла добиться от него внятного ответа минутой ранее.

Ситуация №2: Знакомство с персонажем Гоши Куценко. Выглядит все так, будто Куценко сбежал из психушки, опять же не совершается необходимый коммуникационный акт, Куценко разговаривает практически сам с собой и ведет себя соответственно (отряхивает одежду героини, зовет ее на горку, находясь в состоянии полной отрешенности). Заканчивается сцена тоже невероятно: не изнасилованием или насилием как таковым (что, безусловно, кажется вполне логичным, когда какой-то непонятный тип куда-то зовет не знакомую ему девушку), а глупой попыткой самоубийства при помощи фейерверка.  

Именно подобное повествование, лишенное типичных сюжетных ходов, свойственных комедии положений, похожее на бесцельное блуждание персонажа от одной точки пространства к другой, а также конструируемое при помощи этого состояние полной неопределенности способствует созданию атмосферы полнейшего идиотизма.

Диалоги

Диалоги в «Стране ОЗ» тоже оказываются чем-то особенным в сравнении с любым другим фильмом. Давайте, чтобы иметь хоть какое-то основание, сравним один из диалогов в фильме «Аве, Цезарь!» братьев Коэнов с диалогом из фильма Сигарева. У Коэнов абсурдность вырастает из нарушения логики диалога, то есть задают вопрос, подразумевая одно, а получают в ответ совершенно другое. Яркий пример: « – Как вы считаете, все ли религиозные моменты отражены достоверно? – Мне не понравилась сцена с колесницами, как-то он недостоверно перепрыгивает с одной на другую на полном ходу». В этом диалоге есть логика, которая была нарушена, отсюда и абсурд.

Диалоги Сигарева – это даже не разговор слепого с глухим, это чистая шизофрения, эхолалия и полнейшая ауториторика. Персонажи настолько изолированы друг от друга в диалогах, что возникает чувство нереальности происходящего, невозможно осознать, почему на один вопрос ответ следует такой, а не другой, почему персонажи все еще говорят и как такое вообще возможно? Пример (для простоты я обозначу первого персонажа 1, а второго 2): «Королевна (1)! Королевна (1)! Видео сними (1)! Ахилл (2)!». Как видите, никакой логики нет и в помине. Абсолютно бессвязная речь двух людей. Бессвязность в диалогах, полнейшая их непредсказуемость как следствие и отрешенность персонажей от самих себя и окружающего мира дополняют картину рисуемого Василием Сигаревым идиотизма.

Главная Героиня

Завершающим штрихом, скажем так, вишенкой на вершине торта под названием «идиотизм» становится Лена – центральный персонаж фильма. В чем же ее особенность? А особенность Лены в том, что она практически пребывает в постоянном состоянии суггестивного гипноза (внушенного гипноза), она абсолютно не обладает волей, соглашается со всем, что ей говорят, и не замечает окружающего сюра. Она, как зомби, следует почти за каждым персонажем. Если на нее не оказывают воздействия, она не проявляет признаков жизни. Такое странное решение, на первый взгляд, становится самым точным и важным для всего фильма. Безвольный, безмолвный герой, повторяющий, как полный идиот, одну фразу: «А у меня сестра копчик сломала». В итоге вокруг Лены своеобразными концентрами блуждает то прибывая, то убывая весь шизофренический бред на протяжении всего фильма.  

 

Автор: Таскин Ефрем
548