«Около Кино»: В поисках равновесия. Уроки для независимого режиссера

«Около Кино»: В поисках равновесия. Уроки для независимого режиссера

Насколько действительно тяжело заниматься кинопроизводством не имея никакого опыта? Как можно стать независимым кинорежиссером и самое главное какие трудности вас при этом поджидают? Concepture публикует перевод статьи Finding Balance: Lessons for the Indie Filmmaker с ресурса filmstate.

Эта тема довольно знакома для независимых режиссеров: они приходят в кинематограф не для того, чтобы стать продюсерами, но сама природа индустрии кино – низкие бюджеты, жесткие графики съемок, и чрезвычайно узкие рамки для подбора актеров и съемочной группы – вынуждает их участвовать во всех стадиях производства фильма. Обычно это накладывается на работу в другой профессиональной сфере, заработок в которой позволяет следовать зову подлинной страсти. Итак, как же усвоить необходимые уроки для независимого режиссера и сохранить при этом баланс?

Существует множество способов стать независимым режиссером, и некоторые из них даже надолго запоминаются. Есть любимчики фестивалей, 22-летние студенты-кинематографисты,  которые, похоже, обладают интуицией и умением безупречно рассчитать правильное время для выхода их фильмов; есть те, кто не проходил какого-либо профессионального обучения, но чьи сценарии попали в нужные руки в нужное время. Однако, на каждого Тарантино или Троя Даффи (сценарист и режиссер фильма «Святые из Бундока») есть тысячи других независимых режиссеров, сражающихся за свое призвание, занимаясь при этом другой работой.

Карьера Даффи безусловно представляет собой классическую сказку-предостережение. После создания «Святых из Бундока» в 1999 Даффи пронесся по Голливуду и сжег мосты прежде, чем сошел с них; понадобилось еще 10 лет, чтобы он получил шанс снять сиквел «Святые из Бундока II: День всех святых», который, как и положено, исчез быстрее чем заработал известность.
Однако, большинство независимых режиссеров благодарны за такой шанс, и понимают, что их целью является именно процесс; они будут продолжать работать над фильмами других людей или ходить на прослушивания, если в итоге это приведет к возможности снять свой собственный фильм. Большинство независимых режиссеров подтвердят, что таким образом они учатся ориентироваться в данном бизнесе.

Одна из возможностей, за которую борется независимый режиссер, это создание фильма, вызывающего общественный интерес и выходящего в широкий прокат. Не секрет, что многие из начинающих режиссеров творят фактически в вакууме, с маленькой группой единомышленников, но порой это становится ловушкой вроде «Уловки 22», поскольку, если они попытаются вырваться за пределы этого маленького круга, то могут оттолкнуть от себя тех, вместе с кем трудились.

И конечно же, огромную роль тут играют деньги. Будучи независимым режиссером, пытающимся собрать 5 000 или 500 000 долларов, вы оказываетесь в положении, при котором бюджет почти всегда начинает диктовать, что будет дальше. Одним из самых интересных способов найти финансирование для своего проекта является краудфандинг. При таком раскладе традиционный способ финансирования независимых фильмов оказывается трудоемким вариантом. Например Джейс Барток и его жена Тиффани рассчитывают на краудфандинг для своего нового фильма «Tiny Dancer», и они знают, что если хотят собрать с помощью краудфандинга существенную часть бюджета (примерно 200 тыс.долларов или около того), они должны привлечь гораздо больше людей, чем просто своих друзей и единомышленников.

«Дилемма в том, что организаторы краудфандинговой платформы говорят, что нужно собрать 70% бюджета у людей, которые не являются моими друзьями, когда ты занимаешься краудфандингом», –  говорит Джейс Барток. – «Их составляют подписчики в соцсетях и люди из Твиттера и в основном единомышленники из области «Сделай сам», поэтому было бы двуличным говорить: «Я отделяюсь и попытаюсь жить в пузыре, окружу себя маленьким группой последователей и буду творить для них».  Наша цель – создать фильм, который одинаково хорош для всех и найдет широкий отклик, так что выглядит это, будто я должен взять деньги у изолированной группы людей, но трудности возникнут в том случае, если вы делаете фильм только для этой изолированной группы».

Еще одна сфера, в которой независимый режиссер, а скорее всего он же и продюсер фильма, должен разбираться – набор съемочной группы. В кинопроизводстве разного масштаба требования к съемочной группе безусловно различаются.  Но для кинопроизводства среднего масштаба, где сотрудники являются профессионалами, независимый режиссер должен отказаться от некоторых своих многолетних идеалов.

«Я скорее поклонник идеи «каждый хорош в своем деле» и вот это как раз и классно в кино – сотрудничество и объединение», говорит Барток. «Нужен режиссер и сценарист, актеры, художники-дизайнеры, и каждый должен быть великолепен в своей области, но, полагаю, с таким подходому вас есть все возможности, и именно это пугает в определенный момент. Когда у вас есть необходимые деньги и вы готовы, именно тогда нужно сделать глубокий вдох и сказать «ладно, а теперь вернемся к традиционному способу и наймем лучших людей, каких сможем, для всей этой работы и постараемся по-настоящему делегировать и распределять задачи»

Проблема Бартока может отличаться от проблем других на том основании, что он довольно успешный актер. Его дебют на большом экране состоялся в фильме «Король-рыбак», и у него есть постоянная роль в американском «Белом воротничке». Но это качество есть у многих независимых режиссеров. Они давно в этом бизнесе и имеют карьеру, которая конкурирует с их желанием создавать фильмы.

«Я пришел в кинобизнес в качестве актера и работаю в нескольких отличных проектах, и я всегда как бы разрываюсь;  я все еще должен ходить на прослушивания, чтобы зарабатывать на жизнь, у меня все еще мышление как у актера», – говорит Барток. – «Я должен попасть в пилотный запуск ТВ-сериала и получать 50 000 долларов за эпизод, где надо то и это, но есть другая часть моего мозга, которая говорит: «так, я написал и спродюсировал этот фильм, и сейчас я пытаюсь сделать это снова», и тут возникает конфликт. То есть я чувствую, что здесь я еще просто актер, а тут – режиссер».

Но как режиссеры, подобные Бартоку, которые заняты в индустрии несколько лет, которые наладили связи или создали карьеру серьезного актера, как они сочетают все это со своей мечтой быть режиссером? Проект Бартока «Tiny Dancer» сосредоточен на мире балета, и Джейс оказался в занятном положении.

«Я проходил прослушивание для «Черного лебедя» и встречался с Дарреном Аранофски, и наши фильмы на одну тему», – говорит Барток. – «Скажете ли вы там: «Эй, я автор фильма о балете и я создал «Сладкую полночь»?», помешает ли это в получении работы или на самом деле поможет? Думаю, именно  на эти вопросы я все еще пытаюсь найти ответ».

Для независимого режиссера никогда не будет простых ответов. Это не для слабых сердцем и не для тех, кто думает, что их проблемы будут решены, как только они поднимутся выше в плане размера бюджета для своих проектов; на самом деле это означает лишь, что проблемы изменятся и станут сложнее. Но именно такая «морковка» болтается в воздухе перед людьми вроде Джейса и Тиффани Барток, и перед тысячей других относительно неизвестных режиссеров с недостаточным финансированием – то, что ответ на очередную проблему может быть тем самым решением, которое преобразит их из любимчиков фестивалей в новых Аранофски.

Автор: Ирина Сарви
310