2021

«В сравнении»: Современная физика vs Восточный мистицизм. По мотивам книги «Дао физики»

Тезис о несовместимости научного и религиозного миропонимания современный человек, кажется, получает с молоком матери, но настолько ли сильно отличаются мистический опыт и умопомрачительные откровения современной науки? Concepture публикует экспериментальную рецензию на книгу «Дао физики» и предлагает вместе с ее автором Фритьофом Капрой посмотреть под новым углом на современную физику и восточный мистицизм.
«В сравнении»: Современная физика vs Восточный мистицизм. По мотивам книги «Дао физики»

Ph.D и мистик в одном лице

«Дао физики»… Согласитесь, странное словосочетание, смахивает на оксиморон. В нём как будто вновь сталкиваются в вечном противостоянии наука и религия. Но, смею Вас заверить, ещё одно избитое со всех сторон описание извечного конфликта читателю не грозит. Напротив, «Дао физики» – белый флаг, который символизирует перемирие на фронте противостояния двух типов мировосприятия.

Книга Фритьофа Капры впервые увидела свет в далеком 1975 году и наделала немало шума. Еще бы: ученый, получивший степень доктора (Ph.D) теоретической физики перешагнул в своей книге незримую, но от того не менее существенную, границу и посмел сравнивать современных ученых-физиков с нерадивыми учениками восточных мудрецов!

Родился ученый в Австрии в 1939 году, там же, в 1966 году, получил степень Ph.D. по теоретической физике, занимался исследованиями в области физики частиц и теории систем в Университете Парижа, позже переехал на ПМЖ в США, где и живёт по сей день. В его активе ещё много работ, в том числе несколько научно-популярных книг. Кроме того, Капра является директором Центра экологической грамотности, основанным им же в 1995 году и известен, как сценарист фильма 1990 года «Диспут» (Mindwalk), где снималась «любимая актриса» Ингмара Бергмана – Лив Ульман.

Книга «Дао физики», по мотивам которой и написан этот материал, есть в отличном переводе Михаила Попова, и все благодаря издательству «Манн, Иванов и Фербер» (сокращенно – МИФ). Сама книга – попытка создать диалогическое пространство между Востоком и Западом и сравнить, казалось бы, несравнимое.

Поэтому и наша экспериментальная рецензия, будет построена на сравнении: мы взглянем с высоты птичьего полета на удивительно гармоничный ландшафт, который рисует Фритьоф Капра, а захотите ли Вы ознакомиться поближе с особенностями местности – решать Вам. Ну, а тех кто доживет до конца ждет приятный сюрприз в виде промокода на скидку при покупке «Дао Физики» от издательства «МИФ» – эксклюзивно для подписчиков Concepture.

Единство противоположностей

Поисками фундаментальных оснований окружающего нас мира люди занимаются очень и очень давно и рассуждая об истоках западной науки и самой цивилизации, просто невозможно не упомянуть древних греков: учёные-философы VI-IV веков до нашей эры выдвинули идеи, сохранившие свой авторитет и по сей день.

Существует полулегенда, будто Аристотель когда-то определил, что у мухи восемь ног, из-за чего в течение нескольких сотен лет никто и не подумал оспаривать сей факт. Этот исторический миф – отличный пример того, как может сработать авторитет имени и предостережение от чрезмерной удовлетворенности текущим положением идей. Хорошо это или плохо, сказать трудно. Понятно одно – отрицать огромную влияние античной мысли на развитие классической, механистической, науки нельзя. 

Стоп! Выходит, что картина мира, держащаяся на канонах классической физики и впитываемая нами еще со школьной скамьи не совсем адекватная? К сожалению, да. И виноваты в этом как раз таки древние греки, ведь именно в античности зародились понятия, с которыми вот уже сто лет активно «борятся»учёные, занимающиеся исследованиями на переднем фронте науки.

«Изучение атомного и субатомного мира в XX в. показало ограниченность идей классической механики и обусловило необходимость коренного пересмотра многих наших основных концепций». 

Итак, в книге Фритьофа Капры «Дао физики», существует два «фронта». С первым мы знакомы хорошо  – это наука и соответствующее ей научное мировоззрение. Второй фронт – восточный мистицизм. И как подобает настоящему компаративисту от мира физики, Капра изо всех сил пытается доказать – эти две реальности не такие уж и разные.

Почему он выбрал именно восточный мистицизм, спросите вы? Всё просто: восточное мировосприятие издревле принято противопоставлять западному. К тому же, противопоставление Восток/Запад –  наглядный пример полярности и единства противоположностей мирового масштаба. Не удивительно, что автор использовал его, как фон, чтобы развернуть свою мысль.

Разделяй и властвуй

Наверное, все знают такое понятие как атом? Впервые представление о мельчайшей неразложимой частице было описано в трудах древнегреческих философов Левкиппа и Демокрита (V-VI века до н.э.). С тех пор атомистическая концепция пережила многое: её поддерживали, опровергали, строили на её основе самые причудливые теории, над ней смеялись, но снова и снова возвращались к ней.

Однако, реальный физический смысл, в рамках строгой науки, термин получил лишь в начале прошлого века. Вновь открытым строительным блокам вещества незамедлительно присвоили гордое звание «атома». Вроде бы дела идут так как надо… Но, не тут-то было! Неожиданно обнаруживается, что приставка «а» атому совсем не к лицу – неделимая частица (от греческого ἄτομος — неделимый, не разрезаемый) оказалась очень даже делимой.

Хорошо, атом делится, но составные-то части неделимы, верно? Ведь идея делимости и существования мельчайших неделимых частиц насквозь пронизывает все западное мировосприятие. Нет, не верно. Нуклоны (протоны и нейтроны) ведут себя так, словно состоят из каких-то других частиц и даже электрон способен исчезнуть, столкнувшись с позитроном. 

Ещё античным философам мы должны быть «благодарны» за понятия абсолютного пространства и абсолютного времени, лежащие в основе классической физики и подразумевающие, что совокупность всех неделимых частиц и есть неразрушимая материя, созданная богами и распределенная в независимом от неё пространстве, а время ни от чего не зависит и течёт себе спокойно безо всяких быстрин и замедлений.

Но! Безжалостная наука новейшего времени не даёт нам нежиться в античной мировоззренческой колыбельке. Великий и ужасный Альберт Эйнштейн в 1905 году приводит на заклание абсолютное пространство и время, показывая, что идея об их независимости друг от друга – грубая ошибка. В рамках специальной теории относительности, Эйнштейн доказывает существование пространственно-временного континуума, окончательно уничтожая всякие попытки возродить отжившую своё концепцию.

«Эйнштейн был твердо уверен, что природе изначально присуща гармония, и в своей работе на протяжении всей жизни руководствовался желанием найти универсальную основу физики». Именно поэтому он объединил в рамках специальной теории относительности две на тот момент самостоятельные теории – электродинамику и механику. Новая теория «дополнила систему классической физики, но одновременно потребовала решительного пересмотра традиционных представлений о пространстве и времени и разрушила одно из оснований ньютоновского мировоззрения». 

Схожая история приключается и с античной геометрией. К примеру, идеальные тела Платона дали начало многому из того, что окружает нас в повседневной жизни. Стоит лишь посмотреть вокруг: ровные линии, идеальные окружности, прямые углы, так не похожие на очертания природных объектов, где, вроде как господствует хаос.

Постепенно становится очевидно – идеи, воспринимавшиеся как нечто само собой разумеющееся, исчерпали себя и страдают от грубых теоретических приближений. Так, назревавший на протяжении всей истории западной цивилизации кризис научной парадигмы, вырвался наружу и породил ряд вопросов.  

Имеет ли то, с чем сталкиваются современные физики, аналоги в уже существующих философских системах, или придется «выдумывать» всё с нуля? Одинок ли ученый, пытающийся осознать и объяснить такой «нелогичный», с точки зрения нашей макроскопической жизни, квантовый мир? Оказывается, что нет: восточные мудрецы уже ни одну тысячу лет занимаются аналогичными проблемами и даже разработали собственный понятийный аппарат.

Объединяй и подчиняйся

Как вы, наверное, уже догадались, сейчас речь пойдет о восточном мистицизме – ему посвящена вторая часть книги. На Востоке была чужда идея разделения материи на фундаментальные составляющие. Отдельные учения в этом русле, конечно, появлялись, но никогда не занимали господствующее положение. Кажется, восточной философии в принципе была чужда идея четкого разделения чего бы то ни было.

Естественно, Капра рассматривает не все существующие и существовавшие философско-религиозные системы, ограничиваясь только самыми известными и влиятельными: индуизмом, буддизмом, даосизмом, конфуцианством и дзен-буддизм. Последний – уникальная смесь всего перечисленного.

Несмотря на существующие отличия между учениями, они имеют сходство, лежащее глубоко в их основе.  Это сходство заключается в осознании синкретичности. Например, в основе индуистского мировосприятия лежит представление о Брахмане – единой и неделимой сущности (внешней реальности) и Атмане – внутренней реальности, которые суть одно и нераздельны.

Все предметы, животные люди и само человеческое сознание – это «лила» или божественная игра. Ну, а разделение на предметы, образы, объекты, свойства, функции – только иллюзия, порожденная несовершенством нашего сознания и языка – майей. И разумеется, истинный мудрец стремится почувствовать единство Вселенной, достичь «мокши» или такого состояния сознания, когда иллюзорность и разделённость внешнего мира растворяются в единстве Атмана и Брахмана.

Буддизму свойственны схожие представления, конечно, терминологическая разница присутствует, но сущностно задача мудреца остается все той же – постижение единства. Достижение нирваны. Хотя есть одна маленькая сноска: постигать единство человек должен не сам по себе, а ещё помогать в этом другим.

Даосизм же полагает основу всего и вся в так называемом «дао», что можно перевести с китайского как «путь». Всё то же единство, в котором нет разделения – высшая естественность и вся Вселенная. В Дао нет частей, ибо все границы иллюзорны, а противоположности обращаются друг в друга.

«По мнению даосов, человек достигает счастья тогда, когда следует естественному порядку, действуя под влиянием импульсов и доверяя интуиции»

В конфуцианстве можно даже и не заметить идеи единства, если смотреть только на его внешнюю составляющую: это больше похоже на этическую систему или систему правил и законов. Но в основе конфуцианства лежит учение Махаяны (одно из направлений буддизма), которое выросло все их тех же корней, питающихся от идеи всеобщей связанности.

Дзен, как пишет Капра «уникальное смешение философских систем и их осо­бенностей, принадлежащих трём разным культурам. Это типично японский образ жизни, включающий элементы индийского мистицизма, даосской любви к естественности и спонтанности и глубокого прагматизма конфуцианства». Конечной целью дзен тоже является постижение всеобщности и неделимости, преодоление ограничений человеческого сознания, воображения и языка.

Как видим, ничего не может быть более чуждо понятиям восточного мистицизма, чем атомизм, так сильно укоренившийся в западном мировосприятии. Да и понятия абсолютного времени и пространства классической физики тоже смотрелись бы инородно и даже нелепо будь они частью типично восточной философии.

Что же получается? Наука самостоятельно рушит свой древнегреческий и классический фундамент, готовая упасть в объятья восточного мистицизма?! Вряд ли это так. Бросание из крайности в крайность не одобрили бы ни западные, ни восточные мудрецы, удивительно единодушные в своей благосклонности к золотой середине.

Поэтому и Фритьоф Капра тоже не предлагает сейчас же идти в буддийские монахи, он просто хочет показать, насколько схожи трудности современных ученых и восточных мистиков в попытках транслировать свои знания «не посвящённым». И, что, несмотря на столь разные культурные парадигмы, одно сходство между ними определенно есть – и тем, и другим приходится туго.

Карта – это ещё не местность

Известно, что мистический опыт трудно выразить словами. Об этом можно прочесть в трудах религиозных философов, причём не только восточных. Дело в том, что мистическое откровения напрямую связано с глубоко личным интуитивным опытом, к которому приводят годы непрестанного труда и самодисциплины.

И в чём тогда польза мистического опыта, если его нельзя выразить и донести до других то, что ты узнал сам? Да, язык беден. Поэтому, пишет Капра, в индуизме так развита мифология – индийские мудрецы выбрали язык образов, чтобы рассказывать о реальности, что просто не может «поместиться» в обычные слова. Мастера Дзен используют для этого своеобразные загадки – коаны, которые по своей природе противоречивы и призваны дать понять ученику ограниченность мышления, стесненного стенами обыденности.

«Дао дэ цзин», священный текст даосизма, тоже написан крайне образным языком. Это, и то, что он изначально писался на китайском языке, то есть с использованием иероглифов (а каждый из них охватывает целое поле значений), делает практически невыполнимым его перевод на другие слишком прямолинейные языки, вроде европейских.

Забавно, но современные физики сталкиваются с той же проблемой: реальность, которая им открывается на субатомном уровне, настолько противоречит здравому смыслу макроскопического мира, что объяснить её с использованием всем привычных слов не получается. Поэтому учёные разработали чрезвычайно сложный математический аппарат, а для того, чтобы научиться его понимать, тоже нужны годы «непрестанного труда и самодисциплины», в результате чего появляется возможность открыть для себя реальность, скрывающуюся за формулами.

Параллельные прямые не пересекаются?

Если вы дочитали до этого момента, то уже недолжно казаться странным утверждение, что современная физика указывает туда же, куда и мистицизм Востока – на идею всеобщности и поэтому в действительности нет и не может быть никакого четкого разделения на «черное» и «белое»: Восток присутствует в Западе, а Запад в Востоке, подобно тому, как в инь присутствует зародыш ян, а в ян – зародыш инь.

Иногда это объясняется прямым заимствованием, как, в случае Лейбница – он был знаком с китайской философией и полагал, пишет Капра: 

«Что мир состоит из фундаментальных субстанций, которые он на­зывал «монадами» и каждая из которых должна отражать в себе весь мир. Это привело учёного к такому взгляду на материю, который имеет немало общего с учением буддизма Махаяны <…>».

Так, в книге «Монадология» Лейбниц пишет следующее:

«Каждая частица материи должна пониматься как сад, напол­ненный растениями, или как пруд, полный рыбы. Однако каждая ветвь растения, каждый член тела животного, каж­дая капля его жидкостей тоже представляет собой точно та­кой же сад и точно такой же пруд».

Или может вспомнить Гераклита, называемого Капрой «древнегреческим даосом», согласно которому «все течёт и всё изменяется»? Был ли он знаком с идеями, господствовавшими на другом конце света или сам пришел к такому убеждению? Сейчас это уже не узнать, но думается, что идея всеобщности и синкретичности могла зародиться в уме мыслящего человека какой-угодно культуры. К тому же, всем известны знаменитые «единство и борьба противоположностей» Гегеля, сложная категориальная онтология Хайдеггера и поздние работы Эриха Фромма.

Получается, Запад и Восток не такие уж и разные? Возможно, мы просто идем разными путями к одному и тому же? Книга Фритьофа Капры, если и не отвечает на эти вопросы напрямую, то по крайней мере дает читателю пищу для размышлений, попутно связывая разрозненные идеи в единое, на удивление гармоничное, целое.

Стоит ли читать?

Стоит. Книга читается очень легко, несмотря на свой немалый «информативный заряд». Вы не устанете от слишком пространных описаний научных теорий или религиозных концепций – все это сливается в гармоничное целое, как бы парадоксально это ни звучало.

Брахман и Дао – единство и единение, которого нам сегодня так не хватает. Устои западной цивилизации оказались шаткими в научном плане: одна за другой падали идеи, считавшиеся фундаментальными. Концепция безжалостного разделения всего и вся породила массу конфликтов, в том числе и социальных. Она же породила идею непрерывного роста и накопительства, бессмысленную с точки зрения восточных мудрецов.

Возможно, раз уж нам уже пришлось пересмотреть такие «святые» постулаты как абсолютное пространство и время, атомизм, независимость наблюдателя и наблюдаемого, нам нужно также пересмотреть их искаженные отражения в нашей социальной и личной жизни? Как бы то ни было, мы рекомендуем эту книгу всем, кого интересует нетрадиционный контекст сравнения Запада и Востока. То есть, иными словами – всем. Так как вряд ли можно найти мыслящего человека, полностью безразличного к этому вопросу.

Теперь самое главное: еще раз ссылка на книгу и специальный промокод conclub, по которому подписчики Concepture получат дополнительную скидку в 15% на покупку экземпляра «Дао Физики», так что, в итоге книжка обойдется вам всего в 480 рублей.

Рекомендуем:
  1. Ф.Капра «Поворотный пункт».
  2. Бернт-Капра Запись Диспута (1990).
  3. О.Херригель «Дзэн в искусстве стрельбы из лука».