5 концептов философии Ницше

Статья №3: Аполлонизм и Дионисийство. Порядок и Экстаз

Статья №3: Аполлонизм и Дионисийство. Порядок и Экстаз

Набившей оскомину терминологической парой стала ницшеанское «аполлонизм/дионисийство». Concepture публикует об этом небольшую статью.

В работе «Рождение трагедии из духа музыки», написанной Ницше в 1870-1871 годах, он формулирует два основных начала, формирующих дух древнегреческой и, соотвественно, всей европейской культуры. Эти начала названы по именам двух богов – аполлоническое и дионисийское. Дихотомией, которая характеризует эти начала, является «искусственное» (аполлоническое) и «естественное» (дионисийское). Также можно использовать оппозицию «культурное/природное».

Аполлон – воплощение умеренности и пропорциональности, светоносный бог-покровитель искусств. Наиболее полно аполлоническое начало находит выражение в поэзии, как ритмизации (структурации) бытия. Очень важно понимать этот концепт в контексте философских воззрений Ницше. Он считал, что древние греки нашли в искусстве противоядие от бессмысленности реальности и порождаемого осознанием этого безнадёжного пессимизма. По Ницше, древнегреческое искусство – это иллюзия, сущность которой состоит в утверждении некой второй высшей реальности, скрывающейся за видимым миром и придающей ему смысл.

Аполлон – бог прекрасной иллюзорности, оправдывающей действительность. Поскольку Ницше не верил в существование трансцендентной реальности, он признавал существование только единственного доступного нам мира. И этот мир в сущности есть ничто иное как природа, с ее слепыми порывами и стихийными импульсами. Отдаться на волю природных стремлений значит подтвердить их власть над человеком, значит принять во всей беспощадности отсутствие высшего смысла. Поэтому Аполлон как бог иллюзии, утверждающей наличие высшего смысла, есть также бог меры, то есть, самоограничения диких природных порывов.

Ему противостоит Дионис – бог вина и возлияний, полная противоположность Аполлона, воплощение буйства и неукротимости природных энергий. Дионис – бог экстатического мгновения, бог бытия «здесь-и-сейчас», поэтому его стихия – это музыка, самое свободное, а потому и высшее из искусств. Дионис не признает никаких высших реальностей, но упивается наличной действительностью. Он не знает никакой меры, ему неведомы границы и пределы. Дионис неопределен и непредсказуем как природа. И как природа он весьма жесток и беспощаден. Но именно в этой предельно напряженной позиции, не тешащей себя никакими защитными иллюзиями, Ницше видит истинную красоту и правду. Дионис – трагическая фигура, идущая до конца в своем бытии, отдающаяся всем страстям и порывам, и претерпевающая их во всей полноте. Здесь нет никаких экивоков, запасных выходов или путей отступления. Или так, или никак. Для Ницше Дионис – это герой, лишенный каких бы то ни было моральных ограничений, а Аполлон – ханжа. 

Девиз Аполлонизма – «Искусство нужно для того, чтобы не умереть от истины, потому что истина слишком ужасна. Эта истина гласит: жизнь не имеет смысла». Девиз дионисийства иной – «Жизнь лишена смысла, но это не повод предаваться тоске. Не надо выдумывать спасительные иллюзии и утешать себя вымыслами о лучшей участи. Лучше предаться блаженству самозабвения и экстатического восторга, раствориться в шуме жизни, отбросив всякие сомнения».

Для Ницше культурное аполлоническое начало означает отчуждение от природы (истинной реальности), убийство своих инстинктов, добровольную кастрацию воли к жизни. В дионисизме же происходит воссоединение человека с человеком и с природой на почве выхождения за пределы индивидуальности в коллективное (безличное) состояние сознания, состояние единения со всем сущим. Ницше пишет: «Под чарами Диониса не только вновь смыкается союз человека с человеком, сама отчужденная, враждебная и порабощенная природа снова празднует праздник примирения со своим блудным сыном – человеком».

Эти противоположные борющиеся между собой тенденции можно выразить и на языке психоанализа. Аполлонизм – это Эрос, а дионисизм – Танатос. Можно вскрыть их и через другой аспект: аполлинизм – это сознание, а дионисизм – бессознательное. Поскольку полноценный человек не может обойтись только одним началом, идеалом личности и культуры в целом является синтез аполлонизма и дионисийства. Как отмечает Лосев: «Дионис не может существовать без Аполлона. Оргийное безумство, являясь плодоносной почвой для всякой образности, порождает из себя аполлоническое оформление. Герой, ставший дионисийским безумцем в условиях аполлонической мерности, есть титан». Другими словами, культура возникает из природы, как ее антитезис, но цикл будет завершен только тогда, когда произойдет отрицание отрицания и образуется природно-культурный синтез, сознание гармонизируется с бессознательным, Эрос дополнит Танатос.

Необходимо отметить, что эти концепты Ницше не являются оригинальными понятиями. Похожие идеи выдвигались и раньше под другими именами. Заслуга Ницше (и в этом собственно состоит специфика его поэтического мышления) заключается в создании ярких, обладающих огромным семантическим и герменевтическим потенциалом образов, значения и смыслы которых применимы во многих областях: от искусства до политики.

Рекомендуем прочесть:

1. Н. Бахтин – «Ницше и музыка»

2. В. Вересаев – «Аполлон и Дионис»