Социологи и их теории

Статья №4: Общество как привычка жить вместе. Теория Альфреда Шюца

Одним из самых мощных интеллектуальных направлений XX века стала феноменология, которая повлияла на многие сферы гуманитарного знания, в том числе на социологию. Concepture публикует небольшую статью, посвященную феноменологической социологии Альфреда Шюца.
Статья №4: Общество как привычка жить вместе. Теория Альфреда Шюца

Австро-американский социолог Альфред Шюц построил свою теорию понимающей социологии на основе идей немецкого философа Эдмунда Гуссерля. Согласно Гуссерлю, любой смысл исходит не от объекта, а от субъекта познания, поэтому правильнее говорить не о мире-в-себе, а о мире, с которым человек устанавливает связь в своем сознании. Мир, в котором человек уже находится до всякого смыслового опыта Гуссерль называет жизненным миром. Это мир нашего повседневного опыта, не отягощенного еще никакими научными знаниями.

Вслед за Гуссерлем Шюц полагает, что жизненный мир является основой всех значений для всех наук, в том числе социологии. Пребывая в пространстве повседневности, человек живет вместе с другими. Для описания этого специфического вида бытия, Шюц использует гуссерлевский термин «интерсубъективность». Важно понять, что Жизненный мир не просто наличествует в данности, он постоянно интерпретируется воспринимающим сознанием.

Интерпретация осуществляется в соответствии со схемами мышления, которые формируются у человека вследствие опыта взаимодействия с другими. Термин «интерсубъективность» в контексте социологии Шюца означает взаимодействие интерпретации относительно одного и того же жизненного мира. Человек, согласно, Шюцу исходит из двух дорефлексивных «уверенностей»:

1

«Я верю в то, что мир, как он мне до сих пор известен, остается таким и дальше и формируется, следовательно, из моего собственного опыта, а накопленное соплеменниками богатство знания сохраняет далее свою принципиальную подлинность».

2

«Я и любой другой человек будем одинаково воспринимать наш общий мир, если мы поменяем местами так, чтобы мое «Здесь» превратилось в его, а его «Здесь» – которое для меня сейчас «Там» – в мое».

То есть, каждый человек в принципе основывается на предпонятийной уверенности, что он и все окружающие его люди интерпретируют общие объекты, факты и события одинаковым образом. Эта уверенность делает возможным существование социальности как таковой. В жизненном мире человек подчиняется тому, что видят другие, при уверенности, что они видят то же, что и он, и понимают это так же, как и он. Проще говоря, в теории Шюца общество – это интерсубъективная конституция жизненного мира.

Повторяющиеся акты интерпретации, совершаемые людьми, создают устойчивые смысловые связи, те, в свою очередь, образуют типичные социальные ситуации. Такие типизации упорядочивают социальную реальность и придают ей доверительный характер. Поскольку люди вырастают в языковой среде, общепринятые типизации они приобретают вместе с языком. Поэтому в феноменологической социологии Шюца языку уделяется большое внимание.

Итак, схема достаточно ясная: осмысленной реальности всегда предшествует дорефлексивный жизненный мир, в котором человек взаимодействует с другими на основе доверительных отношений, потому что полагает, что они воспринимают и понимают мир так же, как он. Эти взаимодействия внутри жизненного мира образуют специфическое интерсубъективное пространство, которое мы привыкли именовать обществом. Шюц пишет: «Все, что является несомненным, основано на привычке.

В привычках содержатся рецепты для решения проблем, встречающихся мне по мере моих поступков. Мой запас знания содержит варианты решения таких проблем. Если новый опыт в новой жизненной ситуации может быть непротиворечивым образом поставлен в соответствие с прежней типизацией, возникшей ранее в сходной ситуации, и тем самым быть включенным в релевантную схему отношений, то тем самым лишь подтверждается "правильность" моего запаса знаний.

Все, что требует ответа, благодаря актуальному новому опыту превращается посредством рутинного течения переживаний в естественную установку, которая является самоочевидной». Вывод, который делает Шюц, неутешителен:

«интерпретации, накопленные в моем запасе знания, имеют статус инструкций к действию: если вещи занимают такие-то и такие-то позиции, то я должен поступать так-то и так-то. Благодаря тому что подобные инструкции все время обеспечивают практический успех действий, они воплощаются в привычные рецепты действий».

То есть, общество по большому счету основано не на мышлении, а на привычке действовать в соответсвующих ситуациях соответсвующим образом, причем образы действия некритически усваиваются индивидом в процессе социализации. Бывают однако и исключения. Иногда привычные схемы действий дают сбои, тогда типизации модифицируются. Но модификация типизаций не означает перевод социальной жизнедеятельности человека на рефлексивный (осмысленный) уровень, просто формируется новая привычка.

Рекомендуем:
  1. АШюц «Некоторые структуры жизненного мира».
  2. А.Шюц «Смысловая структура повседневного мира».