Статья №1: XX век и классические каноны. Музыка Дмитрия Шостаковича

Статья №1: XX век и классические каноны. Музыка Дмитрия Шостаковича

Пожалуй, начать цикл о наиболее интересных композиторах ХХ века можно только с двух имен – это Игорь Стравинский и Дмитрий Шостакович. Однако, на наш взгляд, последний подходит больше, ибо в звучании его произведений как нигде отразилась эпоха. Посему Concepture публикует статью, в которой кратко изложить свое видение жизни и творчества Дмитрия Шостаковича.

Дмитрий Дмитриевич Шостакович – это композитор, воплотивший в себе и предшествующую классическую традицию (он продолжил линию величайших симфонистов Бетховен-Брукнер-Малер), и в то же время создавший современное звучание как симфонической, так и камерной музыки. Эпоха великих переломов и серьезных перемен (особенно в советском обществе) отражалась и на жизни композитора, и в его музыке.

И это как ни странно не совсем типично для ХХ века, т.к. многие композиторы этого периода, как замечает Руднев, были склонны в силу шизоидного характера игнорировать реалии. Шостакович как никто другой выразил в своей музыке и ритм Истории, и трагизм личности, попавшей в жернова Истории.

О трагедии и смерти он знал не понаслышке. Подобно одному из классиков русской литературы – Федору Михайловичу Достоевскому, Шостакович прошел через смерть. История о том, как петрашевцам в последний момент казнь заменили гражданской казнью и каторгой известен многим, а вот случившееся с Шостаковичем менее известно.

В 1937 году в разгар репрессий и чисток Шостакович был стопроцентным кандидатом на одну из жертв больших Дел (он проходил по Делу Тухачевского) и с большой вероятностью мог быть расстрелян. Для того, чтобы начать выбивать из него показания на себя и знакомых было достаточно уже того, что он был частым гостем у четы Тухачевских.

И вот Шостаковича вызывает к себе один из начальников НКВД Занчевский: на встрече он предлагает ему подробно рассказать как он и другие гости Тухачевского работали на английскую, немецкую или даже польскую разведку, после чего отпускает его до понедельника, чтобы тот все это придумал. Несложно догадаться, что последующие дни композитор провел с полным ощущением неминуемой «казни». Однако случай пощадил гения: когда Шостакович, так ничего и не придумав, пришел сдаваться, то какой-то сотрудник сообщил ему, что Занчевский на выходных арестован как шпион и расстрелян, более того, никакого дела на Шостаковича им заведено не было.

Это и многие другие события сформировали узнаваемый и совершенно уникальный тон музыки Шостаковича – то, что можно назвать всепронизывающей иронией. Именно ирония, присутствующая при любых патетике и пафосе, становится узнаваемой чертой искусства ХХ века, которое, наконец, начинает отличать себя от идеологии и почтенных стереотипов культуры.

Произведения Шостаковича – это эталон иронии, достойный своего места в символической палат мер и весов. Тип лирического героя (в камерных вещах) и самой личности Шостаковича – это тот случай, когда в человеке может быть сломлено все, и единственной волей к жизни, мысли и творчеству становится ирония (которая сама по себе является скорее слабостью, чем силой в человеке). Особенно ярко эта тема звучит в автобиографическом опусе Шостаковича – в его струнном квартете № 8 (в мелодике которого зашифрованы его инициалы – D-eS-C-H).

Многие также отмечали, что крупные вещи Шостаковича довольно кинематографичны. Возможно, это связано с тем, что в юности он подрабатывал тапером в кинотеатрах, но в какой-то степени это и уже устоявшаяся культурная привычка. Симфоническая музыка Шостаковича оказалась столь созвучна событиям и аффектам эпохи, что сложно обнаружить какую-то другую музыку, которая бы столь часто использовалась в кинохронике и документалистике о ХХ веке.

В каком-то смысле творчество Шостаковича – это попытка выразить ХХ век канонами классической музыки, без серьезных формальных экспериментов с ритмом и мелодией. Поэтому знакомство с академической музыкой ХХ века лучше начинать с него, а не с додекафонии или минимализма (к которым мы еще обратимся в этом цикле).

Рекомендуем послушать:

1. Op. 60. Симфония № 7 (Ленинградская)

2. Op. 110. Струнный квартет № 8.

3. Op. 57. Фортепианный квинтет (квинтет для двух скрипок, альта, виолончели и фортепиано).

4. Сюиты для джаз-оркестра № 1 и №2.

Автор: Иван Кудряшов
176