Академическая музыка XX века в лицах

Статья №11: Эксцентричный пророк скуки. Фонометрография Эрика Сати

Эрик Сати предвосхитил целый ряд открытий в музыке ХХ века. Композитор, который оказался больше интересен для потомков своими идеями, нежели музыкой. В ряду предтеч и вдохновителей его числят многие направления. Сати оказался большим оригиналом в стремлении не быть оригинальным и дать место скуке в музыке. Concepture предлагает вспомнить об эксцентричном композиторе-мыслителе, предвосхитившем современность.
Статья №11: Эксцентричный пророк скуки. Фонометрография Эрика Сати

Подобно Сократу

Эрик Сати (полное имя: Эрик-Альфред-Лесли Сати́) – необычный и довольно самобытный композитор, который своими экспериментами предвосхитил многие идеи музыки ХХ века. У современников он вызывал весьма сложное впечатление: затворник и скандалист, чьи интересы разбросаны и хаотичны. Он то хвалил известных композиторов, то столь же яростно их критиковал. Однако в музыке Сати больше всего ценил ясность, чем и привлекал к себе симпатии многих деятелей культуры.

И если бы не друзья, Сати мог бы и вовсе остаться неизвестным широкой публике. Эрик-Альфред-Лесли по натуре был человеком, не стесняющимся своих странностей: он писал партитуры красными чернилами, открывал свою церковь и ходил в рясе по улице, писал музыку по заказу розенкрейцеров, работал тапером в кабаре, то ли в шутку, то ли всерьез рассказывал, что потребляет в пищу продукты только белого цвета: соль, сахар, молотые кости, плесень на фруктах и белую рыбу без кожи. Своего рода визитной карточкой этого композитора станут и необычные названия произведений: «Сушеные эмбрионы», «Бюрократическая сонатина», «Прелюдия в виде коврика», «Приятная безнадежность», «Эксцентричная красавица», «В лошадиной шкуре» и другие.

Подобно Сократу [которому он посвятил симфоническую драму – прим.авт.] он вдохновил на создание собственных стилей плеяду молодых композиторов, которые получили название «Шестерка». Его собственные произведения вызывали интерес у более маститых авторов, таких как Дебюсси, Равель, Шостакович, а Стравинский был вынужден буквально выпрашивать целый год у него партитуру балета «Парад».

Минимализм, примитивизм, дадаизм в музыке, конструктивизм, неоклассицизм, неоромантизм, постимпрессионизм, репетативная музыка – вот неполный список направлений и концепций, которые видели или могли бы увидеть в Сати своего пророка и предтечу.

Фонометрограф

В своих сочинениях и высказываниях Эрик часто высмеивал и пародировал художественные идеалы искусства предшественников – символизма и импрессионизма, излишне увлекавшихся туманными смыслами и сложными красотами. Творческие устремления Сати были обращены к простоте, ясности, комфорту и науке (о себе он однажды скажет, что он – фонометрограф, любитель измерять всё в музыке).

В ранних опусах для фортепиано Сати говорит простым языком напевной и легкой мелодии, близкой к простонародной культуре. В этих пьесах нет украшений и технических сложностей, привлекающих виртуозов. В своем звучании они стремятся к простоте средневековой или даже античной музыки [построенной на диатонике и ладовых последовательностях – прим.авт.]. Так, например, в «Гносиеннах» ноты не содержат указания метра и тактовых делений, словно эта музыка отвергает достижения романтизма и импрессионизма в фортепианной музыке.

Эта ориентация на утонченную простоту проявится и в позднем творчестве автора. Своим главным детищем Сати считал «меблировочную музыку», которая станет истоком и для «серьезного» минимализма, и для легких жанров, таких как лаунж, easy listening, и даже саундтрек и рекламный джингл. Один из исследователей его творчества Вёрджил Томсон назовет Сати:

«Единственным композитором, чьими произведениями можно наслаждаться и которые можно оценить, совершенно не разбираясь в истории музыки».

Еще до того, как кино, радио и телевидение плотно вошли в нашу повседневность, он пытался представить какой будет музыка в мире, переполненном информацией.

Меблиро́вочная музыка (фр. musique d’ameublement) может быть определена как вид музыкального искусства, в основе которого лежит произвольная, многократная повторяемость одной или нескольких звуковых ячеек или тематических фраз. На схожем принципе строится индийская рага, но маловероятно, что Сати был знаком с ней.

К мысли о фоновой музыке, создаваемой индустриально-конвейерным способом, Сати пришел путем философских рассуждений. Он переосмысляет скуку как нормальное и глубоко позитивное [т.к. оно лишено сильных эмоциональных колебаний – прим.авт.] явление повседневной жизни. И поскольку современный человек все больше времени проводит в транспорте, на работе, в походах по магазинам, Сати придумывает образ «музыкальных обоев», которые украшают место, но не привлекают к себе излишнего внимания, не отвлекают от дел.

Эта установка затем будет реализована в стиле лаунж, который иногда еще называют «музыкой гостиничных фойе». По сути в этом жесте можно увидеть аналогию с одной из важных идей модерна, а именно, идее преодоления искусством условных границ академии и музея.

В начале 20-ых лишь авангардисты и пионеры нового медиума – кино (такие как Рене Клер) смогли оценить значение меблировочной музыки. Однако в 20-30-ые она быстро забылась на фоне еще более радикальных экспериментов: Эдгар Варез использует в своих произведениях пожарные сирены, Шёнберг изобретет додекафонию, а Мессиан будет имитировать песни птиц в музыке. И лишь в 50-ых усилиями Джона Кейджа к творчеству Сати вновь возникнет сильный интерес среди композиторов.

Не меньший оригинал, чем Сати, Кейдж объявил, что задача художника – творчеством превращать скуку в привлекательное время. Ведь даже за повторяемостью одних и тех же фраз можно увидеть выражение композиторской индивидуальности. Хотел ли именно этого Сати? – большой вопрос, но именно так был открыт путь к минимализму.

В каком-то смысле Сати был не столько композитором, сколько дизайнером звука, еще до того, как дизайн стал самостоятельной областью. Сегодня его музыка звучит как далеко забытый идеал простоты и отчётливости, в котором в большей степени отразились не представления о красоте, а требование удобства и эргономики.

Возможно вы не знали:
Недовольный композитор
На премьере своей «меблировочной музыки» Сати был чертовски раздосадован тем, что люди слушали его музыку. По его идее скрытые от глаз посетителей театра музыканты должны были играть фоновую музыку в антракте, чтобы те занимались своими делами – говорили, гуляли, пили. Но следуя привычке, парижане 1920 года замолчали и устремились в кресла, услышав музыку. Это, пожалуй, первый композитор недовольный тем, что его слушали.
"Поздний старт"
Сати поздно начал учиться музыке, только после 12 лет. В 18 лет он поступит в консерваторию, но вскоре бросит ее и уйдет в армию. В 39 лет он предпримет еще одну попытку получить музыкальное образование: он будет заниматься вопросами музыкальной теории и композиции в Певческой школе Парижа (частная консерватория).
Музыка и философия
Эрик Сати был первым, кто рискнул положить в основу музыкального произведения философские тексты. И не абы кого, а самого Платона (фрагменты из его диалогов «Пир», «Федр» и «Смерть Сократа»). Сам автор, поставивший перед собой цель сделать бесстрастное (почти анти-драматическое) произведение, очень высоко оценивал свою симфоническую драму. И он был прав, одной этой драмы хватило, чтобы музыканты и критики заговорили о совершенно новом стиле – неоклассицизм.
"Шестерка"
Группа французских композиторов, испытавшая определенное влияние Эрика Сати и Жана Кокто. Свое название они получили по аналогии с "русской пятеркой" (так во Франции называют группу русских композиторов, известную как "Могучая кучка"). В нее входили Луи Дюрей, Дариус Мийо, Артюр Онеггера, Жермен Тайфер, Жорж Орика и Франсис Пуленк. В целом "шестерка" и ее совместные проекты просуществовала около 6 лет (с 1917 по 1924) , после чего каждый работал автономно.
Рекомендуем:
  1. СатиТри гимнопедии (1888).
  2. СатиСимфоническая драма в трех частях «Сократ» (1917/18).
  3. СатиГносиенны (1897).
  4. СатиБалет (или серьезная фантазия) «Эксцентричная красавица» (1920).