Академическая музыка XX века в лицах

Статья №12: Не только 4′33″. Музыкальный дзен Джона Кейджа

Как и за многими известными людьми за Кейджем закрепилось множество ярлыков. Чаще всего в связки с его именем можно услышать две фразы: «Кейдж – это постмодернист» и «Кейдж – это автор 4’33’’», однако, в действительности, американский композитор примечателен не только этим. Редакция Concepture разбирается с ситуацией и рассказывает, чем еще значима фигура Джона Кейджа помимо знаменитых 4’33’’ минут тишины.
Статья №12: Не только 4′33″. Музыкальный дзен Джона Кейджа

Концепт победил?

Упоминание Джона Кейджа никогда не обходится без упоминания о его наиболее известном творении – четырех с половиной минутах тишины. В данной статье зацикливаться на нем не хочется: задумка крайне проста и хороша в своей простоте, но слишком много материалов посвящено объяснению этой простоты.

«В Гарварде, в специальной комнате без эха, я осознал, что тишина — это не отсутствие звука. Она состоит из случайных сокращений мышц и циркуляции кровеносной системы. Этот опыт и белые полотна Раушенберга привели меня к сочинению «4'33"».

В конечном счете, что может быть очевиднее, понятнее и однозначнее, чем тишина? В этом и суть произведения, выраженная без прикрас и воздействия первичного «вау-эффекта».

На самом деле, любопытен другой момент: подход Джона Кейджа знаменателен тем, что оказался крупной победой концепта над музыкой. 4′33″же оказалось победой концепта над Джоном Кейджем. Но давайте разбираться.

Становление композитора

Ввиду того, что Джон Кейдж является, наверное, самым известным представителем авангардной классической музыки XX-го века, биографического материала о нём довольно много. Причем, как «со стороны», так и из уст самого композитора. Справедливости ради, биография Кейджа действительно интересна, но касается в основном личности Джона как таковой. Поэтому в рамках данной статьи будут освещены лишь некоторые биографические факторы, непосредственно касающиеся музыкального пути Кейджа, а главный упор будет сделан на рассмотрение ключевых музыкальных новшеств и изобретений, привнесенных американским композитором.

Джон Кейдж с молодости планировал связать свою жизнь с творчеством, но изначально видел себя писателем. С обучением в американском колледже не задалось, и с целью набраться писательского опыта в 1930 Кейдж отправляется путешествовать по Европе.  Музыка всё это время присутствовала в его жизни, но терялась на фоне множественных мимолетных творческих увлечений архитектурой, поэзией, живописью и другими сферами человеческого самовыражения.

Тем не менее, к концу поездки Кейдж уже начал сочинять и по возвращению в США целенаправленно решил обучаться музыке. После нескольких менее примечательных учителей Кейдж в 1933 году попал в руки Арнольда Шёнберга, автора додекафонической техники. К тому моменту Кейдж окончательно определился с тем, что посвятит свою жизнь музыке (и даже дал клятву), в виду чего именитый учитель и согласился обучать Джона бесплатно.

Отношения между учителем и учеником были по-кинематографически странными. В то время как Кейдж откровенно фанател и проявлял исключительно обожание, Шёнберг отвечал тем, что можно назвать уважительным неприятием. Надо понимать, что творчество Кейджа с самого начала было концептуальным и экспериментальным, то есть специфичным и оторванным от традиции классической музыки. Собственно, Шёнберг как композитор, находящийся в русле академической традиции, вообще не воспринимал Кейджа как музыканта, он корректно называл ученика гениальным изобретателем.

И это крайне любопытный момент. Главный учитель и кумир Кейджа никогда не хвалил его музыку, а по доступным нам данным можно сделать вывод, что Шёнберг скорее всего относился к ней с неприязнью, но, тем не менее, он находил в себе силы признать инновационность и нетривиальность музыкального мышления ученика. Именно на почве творческого непонимания их пути разошлись в 1935 году.

Эта ситуация ознаменовала начало самостоятельной карьеры Джона Кейджа, который впоследствии станет в определенном смысле более значимым и точно более известным композитором, нежели его преподаватель-кумир.

Элемент случайности

Нелинейность и вариабельность композиции - это одна из первых идей Джона Кейджа, являющаяся самым долгоиграющим лейтмотивом его творчества. В музыке этот прием получил название «алеаторика», и по сути, он предполагает внесение элемента случайности в материал. Наиболее известной на данный момент формой алеаторики является импровизация, имеющая особое значение в джазовой музыке.

Кейдж стал одним из первопроходцев этого приема. По словам самого Кейдже на использование случайности в музыке его вдохновила китайская «Книга Перемен» (это лишь один эпизод влияния восточной культуры на композитора).

Джон Кейдж в большей степени тяготел к ограниченной или лучше сказать направленной случайности. Во многих из его работ заметно, что имеется определенная структура, внутри которой заложены непредсказуемые элементы, раскрыться которые смогут только в конкретном исполнении, инструменте или даже месте. Примерами использования алеаторики Кейджем может служить его работа «Imaginary Landscape No. 4», написанная для 12 радиоприёмников и базирующаяся на непредсказуемости того, что именно будет звучать в тот или иной момент в программе вещания.

 

Вполне вероятно, что отчасти Кейдж вдохновился и методом автоматического письма, которое как раз-таки было крайне актуально в годы европейского путешествия композитора.

Шум, тишина и дзен

Но наиболее известен Кейдж, конечно же, как популяризатор использования тишины и шума в музыке. В этом смысле заслуги композитора переоценить сложно. По сути, целый пласт современной музыки, и частности такие жанры, как noise и field recording напрямую восходят к Джону Кейджу. И, возможно, именно ему обязаны своим возникновением, так как официальные отцы жанров продвигали те же музыкальные «новаторства», что и Кейдж, но с опозданием минимум в десяток лет.

Наравне со случайностью, концепт тишины – это второй столп в творчестве американского композитора и второй пример влияния восточной культуры. Несомненно, Кейджа впечатлил дзен-буддизм, хоть на деле подход Джона больше похож на даосский. Ведь композитор не принимает тишину как таковую, что сделал бы дзен-буддист, он принимает её как особый набор звуков – звучание органов внутри своего тела и шума окружающего мира.

Кейдж на переднем плане справа, на заднем –  Брайан Фёрнихоу, композитор, которого можно назвать антиподом Кейджа, ведь если первый упрощал музыку, сближая её с действительностью, то Фёрнихоу всеми силами усложнял, отдаляя свои работы от природы и реальности, манифестируя тем самым процесс музыкальной композиции, как таковой.

Для Кейджа тишина и шум во многом были понятиями синонимичными и неотрывными друг от друга. К слову, их тоже стоит воспринимать в данном случае как концепты, а не буквальное наличие или отсутствие звуков. Для примера, в случае с той же композицией для 12 радиоприёмников существует явный воспроизводимый ими шум и концептуальная тишина. Отсутствие и тишина музыки, как мы её привыкли понимать (ведь она в произведении занимает лишь незначительную, составную и необязательную роль), которая является лишь вариантом того, что может проскочить на радио.

Собственно, отличный пример постмодернизма – музыкальное произведение, которое выражает отсутствие музыки посредством её деконструкции до составного элемента, антимузыкального шума.

Подготовленное фортепиано и использование необычных инструментов

Из кейджевского понимания тишины и шума напрямую проистекает использование необычных инструментов и восприятие обычных вещей, как музыкальных инструментов. Изобретательность Кейджа порой касалась не только игры с музыкальными концептами, но и вполне практических новаторств.

Главным таким новаторством является подготовленное фортепиано – модификация оригинального инструмента, на струны и молоточки которого помещаются любые подходящие предметы, придающие звучанию перкуссионный характер. Если проще, то такое улучшение приближает пианино к ударным, а в некоторых случаях и вовсе превращает.

 

Здесь используется всё то же радио, а также карты, вода, ну а из привычных музыкальных инструментов – ксилофон. Отличный пример работы с шумом и тишиной, а также необычного использования инструментов и включение элемента случайности.

Не только музыка

Кейдж был сторонником совмещения различных видов искусств. Он и сам на протяжении музыкальной карьеры занимался живописью и писательством. Композитор рассматривал искусство как целостный процесс, в котором одни его виды неотделимы от других. Именно поэтому Кейдж использовал текстовые пояснения к композициям и графическую нотацию – нетрадиционный и свободный способ записи музыкального произведения.

Кроме того, Кейдж взаимодействовал с представителями других сфер искусства. Так, к примеру, на почве увлеченности современным танцем во время работы в UCLA Кейдж познакомился с Мерсом Кеннингемом, довольно важной фигурой в жизни композитора, с которой сложилось творческое и не только партнерство.

Графическая нотация к «Fontana Mix».

Отдельно стоит отметить личное изобретение Кейджа в области современного искусства – хеппенинги. Это действие, похожее на перфоманс, но в отличие от него не имеющее чёткой задумки и сценария. Иными словами, происходит некое творческое действо, в котором творец и аудитория являются непосредственными и равноправными участниками.

 

Не только постмодернистское творчество

Называя Кейджа изобретателем, Шёнберг уловил крайне важный момент. Изобретения, в отличие от произведений искусства, в большей мере имеют претензию на общеупотребимость, сильнее зависят от времени и являются чем-то практическим, нежели эстетическим.

В этом отношении Джон Кейдж примечателен тем, что за 60 лет музыкального творчества он успел изобрести столько, что даже сейчас прямое копирование определённой значительной части его работ будет восприниматься как новаторство. Врочем, главное наследие изобретательской части творчества Кейджа состоит в том, что он привнёс множество музыкальных элементов, с которыми можно работать и экспериментировать – по сути, именно это успешно происходило и происходит.

Помимо чистой концептуальности и постмодернизма, у Кейджа есть часть творчества, которую можно назвать музыкальной в традиционном смысле, т. е. композиции, находящиеся в ощутимых эстетических рамках или попросту воспринимаемых и понимаемых слухом. Причем подобные работы не возникают в какой-то определенный период, а присутствуют на протяжении всего пути по соседству с постмодернистскими экспериментами. Приведем пару примеров.

 

«Ухо за ухо» - приятная и простая композиция. И добавить больше нечего.

 

В «Four Dances» вообще можно и не догадаться об авторстве, по крайней мере до начала перкуссионной части.

 

«Imaginary Landscape no. 1» выполнена вполне себе в русле звучания пионеров электронной музыки, частью историю которой является направление конкретной музыки, представителем которой Кейдж также является.

 

В целом работы для фортепиано тем, кто воспринимает Кейджа, как полнейшего постмодерниста, могут показаться неожиданно мелодичными, склонными к минимализму.

Визионер современной музыки

Эксперименты и задумки Кейджа стали вдохновением для многих значительных деятелей не только классической, но и современной музыки вообще. К первым можно отнести раннего Филипа Гласса, ко вторым – основателя эмбиента Брайана Ино. Следовательно, Джона Кейджа вполне правомерно назвать крестным отцом эмбиента, жанра, в котором музыкальное восприятие шума и тишины всегда было одним из важнейших элементов.

Брайан Ино и Джон Кейдж

Тем не менее, Джон Кейдж успел не только многое изобрести, но и предсказать. В частности, он предрекал индивидуализацию и упрощение с одновременным расширением возможностей процесса создания музыки. Под этим он имел в виду, что в будущем композитору посредством компьютера будет доступно множество различных инструментов и звуков, с помощью которых создавать музыку будет значительно легче. Тем самым в будущем Кейдж видел тенденцию упразднения различия между ролями автора, исполнителя и слушателя, что он поддерживал и сам, развивая хеппененги.

В целом Джон Кейдж абсолютно верно уловил вектор развития зарождавшейся вокруг него электронной музыки. Его предсказание точно описывает современный процесс создания музыки, когда один человек, используя виртуальные инструменты, саундбанки и семплы может создавать как и кромешный поп, рвущий все возможные чарты, так и какую-нибудь совсем подземную, специфическую и нацеленную на определенный круг ценителей музыку.

 

Джон Кейдж исполняет композицию «Water Walk». Слушатели воспринимают её с долей юмора.

Ладно, что там с 4′33″?

Кейджа опередили как минимум два человека - Альфонс Алле и Казимир Малевич. Американец просто стал самым известным привносителем тишины и пустоты в музыку. Как было описано выше, некоторые менее известные новаторства Кейджа в значительно большей мере повлияли на последующую музыку, вплоть до предсказания определенных жанров и характера современной музыки.

По традиции, если искать, с кем сравнить Кейджа из иных сфер человеческой деятельности, то на ум приходит Жан Бодрийяр. По аналогии с ним Джона Кейджа также хочется назвать гуру постмодерна, но только музыкального. И так же, как и Бодрийяр, композитор в значительной мере повлиял на свою сферу деятельности и посредством этого стал известен за её пределами. 

Возможно вы не знали:
Конкретная музыка
направление авангардной музыки, ориентированное на работу с записанными звуками, зачастую природными. В современном смысле её можно описать, как создание музыки из семплов, записанных самим музыкантом, либо же просто характерных для этого жанра.
Семпл
небольшой записанный или вырезанный звук или музыкальная фраза. Особая история связывает семплы и такой современный жанр, как хип-хоп. В нём семплирование является наиболее олдскульным способом создания музыки. Собой оно представляет следующий процесс – битмейкер находит и вырезает из других композиций нужные звуки от частей партии ударных до мелодических кусков, а после из добытых семплов составляет свой трек.
Рекомендуем:
  1. Джон Кейдж Metamorphosis (1938)
  2. Джон Кейдж Primitive (1942)
  3. Джон Кейдж Four Dances (1943)
  4. Джон Кейдж Imaginary Landscape No. 1-5 (1939-1952)
  5. Джон Кейдж Water Music (1952)
  6. Джон Кейдж Williams Mix (1953)